Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

 

ВОЛЬГА И МИКУЛА

 

Жил Святослав девяносто лет,

Жил Святослав да переставился.

Оставалось от него чадо милое,

Молодой Вольга Святославгович.

Стал Вольга растеть матереть,

Похотелося Вольге да много мудростей:

Щукой рыбою ходить Вольге во синих морях,

Птицей соколом летать Вольге под оболоки,

Волком рыскать во чистых полях.

Уходили-то все рыбушки во глубокие моря,

Улетали все птички за оболоки,

Убегали все звери за темны леса.

Стал Вольга он растеть матереть

И сбирал себе дружинушку хоробрую,

Тридцать молодцев без единого,

Сам еще Вольга во тридцатыих.

Был у него родный дядюшка,

Славный князь Владимир стольно-Киевский.

Жаловал его тремя городами со крестьянами:

Первыим городом Гурчевцем,

Другим городом Ореховцем,

Третьим городом Крестьяновцем.

Молодой Вольга Святославгович

Он поехал к городам за получкою

Со своей дружинушкой хороброю,

Выехал Вольга во чисто поле,

Он услышал во чистом поле ратая.

А орет в поле ратай, понукивает,

А у ратая-то сошка поскрипывает,

Да по камешкам омешики прочиркивают.

Ехал Вольга он до ратая,

День с утра ехал до вечера,

Да не мог ратая в поле наехати.

А орет-то в поле ратай, понукивает,

А у ратая сошка поскрипывает,

Да по камешкам омешики прочиркивают.

Ехал Вольга еще другой день,

Другой день с утра до пабедья,

Со своей со дружинушкой хороброю.

Он наехал в чистом поле ратая,

А орет в поле ратай, понукивает,

С края в край бороздки пометывает,

В край он уедет — другого не видать.

То коренья-каменья вывертывает,

Да великие он каменья все в борозду валит.

У ратая кобылка соловенька,

Да у ратая сошка кленовая,

Гужики у ратая шелковые.

Говорил Вольга таковы слова:

«Бог тебе помочь, оратаюшко,

А орать да пахать да крестьяновати,

С края в край бороздки пометывати!»

Говорил оратай таковы слова:

«Да поди-ка ты, Вольга Святославгович!

Мне-ка надобно божья помочь крестьяновать,

С края в край бороздки пометывать.

Ай далече ль, Вольга, едешь, куда путь держишь

Со своею со дружинушкой хороброю?»

Говорил Вольга таковы слова:

«А еду к городам я за получкою,

К первому ко городу ко Гурчевцу,

К другому-то городу к Ореховцу,

К третьему городу к Крестьяновцу».

Говорил оратай таковы слова:

«Ай же, Вольга Святославгович!

Да недавно был я в городе, третьёго дни,

На своей кобылке соловоей,

А привез оттуль соли я два меха,

Два меха-то соли привез по сороку пуд,

А живут мужики там разбойники,

Они просят грошев подорожныих,

А я был с шалыгой подорожного,

А платил им гроши я подорожные:

А кой стоя стоит, тот и сидя сидит,

А кой сидя сидит, тот и лежа лежит».

Говорил Вольга таковы слова:

«Ай же, оратай оратаюшко!

Да поедем-ко со мною во товарищах,

Да ко тем к городам за получкою».

Этот оратай оратаюшко,

Гужики с сошки он повыстегнул

Да кобылку из сошки повывернул,

А со тоя он сошки со кленовенькой,

А и оставил он тут сошку кленовую,

Он садился на кобылку соловеньку;

Они сели на добрых коней, поехали

По славному раздольицу чисту полю.

Говорил оратай таковы слова:

«Ай же, Вольга Святославгович!

А оставил я сошку в бороздочке

Да не для-ради прохожего, проезжего,

Ради мужика-деревенщины:

Они сошку с земельки повыдернут,

Из омешиков земельку повытряхнут,

Из сошки омешики повыколнут,

Мне нечем будет молодцу крестьяновати.

А пошли ты дружинушку хоробрую,

Чтобы сошку с земельки повыдернули,

Из омешиков земельку повытряхнули,

Бросили бы сошку за ракитов куст».

Молодой Вольга Святославгович

Посылает тут два да три добрых молодца

Со своей с дружинушки с хороброей

Да ко этой ко сошке кленовенькой.

Чтобы сошку с земельки повыдернули,

Из омешиков земельку повытряхнули,

Бросили бы сошку за ракитов куст.

Едут туда два да три добрых молодца

Ко этой ко сошке кленовоей;

Они сошку за обжи кругом вертят,

А им сошки от земли поднять нельзя. 

Да не могут они сошку с земельки повыдернути.

Из омешиков земельку повытряхнути,

Бросити сошку за ракитов куст.

Молодой Вольга Святославгович

Посылает он целым десяточком

Он своей дружинушки хороброей

А ко этой ко сошке кленовоей.

Приехали они целым десяточком

Ко этой славной ко сошке кленовенькой;

Они сошку за обжи кружком вертят,

Сошки от земли поднять нельзя,

Не могут они сошки с земельки повыдернути,

Из омешиков земельку повытряхнути,

Бросить сошку за ракитов куст.

Молодой Вольга Святославгович

Посылает всю дружинушку хоробрую,

То он тридцать молодцов без единого,

Этая дружинушка хоробрая,

Тридцать молодцев да без единого,

А подъехали ко сошке кленовенькой,

Брали сошку за обжи, кружком вертят,

Сошки от земельки поднять нельзя.

Не могут они сошки с земельки повыдернути,

Из омешиков земельку повытряхнути,

Бросити сошку за ракитов куст

Говорит оратай таковы слова: 

«Ай же, Вольга Святославгович!

То не мудрая дружинушка хоробрая твоя,

А не могут они сошки с земельки повыдернуть,

Из омешиков земельку повытряхнуть,

Бросити сошку за ракитов куст.

Не дружинушка тут есте хоробрая,

Только одна есте хлебоясть».

Этот оратай оратаюшко,

Он подъехал на кобылке соловенькой

А ко этой ко сошке кленовенькой,

Брал эту сошку одной рукой,

Сошку с земельки повыдернул,

Из омешиков земельку повытряхнул,

Бросил сошку за ракитов куст.

Они сели на добрых коней, поехали

Да по славному раздолью чисту полю. 

А у ратая кобылка она рысью идет,

А Вольгин-тот конь да поскакивает;

А у ратая кобылка грудью пошла,

Так Вольгин-тот конь оставается.

Стал Вольга покрикивати,

Стал колпаком Вольга помахивати,

Говорил Вольга таковы слова:

«Стой-ка, постой, да оратаюшко!»

Говорил Вольга таковы слова:

«Ай же, оратай оратаюшко,

Эта кобылка конем бы была,

За эту кобылку пятьсот бы дали».

Говорит оратай таковы слова:

«Взял я кобылку жеребчиком,

Жеребчиком взял ее с-под матушки,

Заплатил я за кобылку пятьсот рублей:

Этая кобылка конем бы была,

Этой бы кобылке и сметы нет».

Говорил Вольга таковы слова:

«Ай же, ты оратай оратаюшко!

Как-то тебя да именем зовут,

Как звеличают по отечеству?»

Говорил оратай таковы слова:

«Ай же, Вольга ты Святославгович!

Ржи напашу, в скирды складу,

В скирды складу да домой выволочу,

Домой выволочу, дома вымолочу.

Драни надеру да и пива наварю,

Пива наварю, мужичков напою,

Станут мужички меня покликивати:

«Ай ты, молодой Микулушка Селянинович!»

 

к содержанию