Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Малыш и Карлсон, который живет на крыше

(А.Линдгрен)

 

 

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. БутыринЭта история произошла на самом деле. Но, конечно же, она случилась далеко от нас с вами — в шведском го­роде Стокгольме, где живут одни только шведы. Так ведь всегда бывает: если случит­ся что-то особенное, то обя­зательно почему-то далеко от тебя...

 

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. БутыринМалыш был шведом, поэтому-то, кстати говоря, он и жил в Стокгольме. Вооб­ще у Малыша было другое имя, настоящее, но в семье он оказался самым млад­шим, и все его звали просто Малыш.

Однажды Малыш сидел в своей комнате и грустно думал о том, какой он одинокий. Потому что у папы, например, была мама. И у мамы, например, был папа.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. БутыринДаже брат с сестрой, когда не ссорились, то всегда гу­ляли вместе. И только у самого Малыша никого нет. Сколько раз он просил, чтобы ему купили собаку! И что же? Ровно столько же раз ему отказывали. А нам с вами не нужно объяснять, как одиноко человеку, когда у него нет собаки.

 

И вот в эту-то минуту Малыш и увидел Карлсона. Сначала он немного растерялся. Всякий растеряется, если прямо в воздухе повиснет перед ним человек, который летает без самолёта или даже вертолёта, а просто сам по себе. Повиснет и вдобавок ещё скажет:

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— Простите, можно здесь приземлиться?

— Садитесь, пожалуйста, — испуганно ответил Ма­лыш.

Но когда человек сказал, что его зовут Карлсон, ко­торый живёт на крыше, Малыш почему-то совсем перестал бояться. Когда же он ответил Карлсону, что его самого зовут Малыш, то почувствовал, что они совсем уже подружились. И Карлсон, наверное, тоже это по­чувствовал. Во всяком случае он предложил:

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— А теперь давай немного побалуемся.

— Как? — спросил Малыш.

 

А про себя подумал, что до поры до времени вполне можно потерпеть и без собаки.

— Спокойствие, только спокойствие, — сказал Карл­сон.— Сейчас придумаем.

 

И он начал думать, медленно облетая комнату.

— Теперь понял, кто лучший в мире специалист по баловству? — спросил Карлсон, раскачиваясь на люст­ре, как на качелях.

— А вдруг она разобьётся?!

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— Слушай, вот будет здорово! Да­вай попробуем, а?

— Да... А ма­ма?.. И ещё папа.

— Пустяки, — сказал Карлсон. — Дело житейское.

И стал раска­чиваться изо всех сил...

Малышу очень хотелось, чтобы Карлсон дружил с ним всю жизнь. По­этому, когда люст­ра всё-таки упала и разбилась, он сде­лал вид, что ни ка­пельки не расстро­ен. Он даже сказал:

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— Ну что ж, ну и пустяки. Де­ло житейское.

— Тебе-то, конечно, пустяки,— огрызнулся Карлсон, потирая колен­ку. — Вот сам бы свалился, тогда бы я на тебя поглядел.

— Тебе больно? — встревожился Малыш.

—  Ещё бы не больно! Если хо­чешь знать, то я сейчас самый тяжё­лый больной в мире. И если уж я расшибся для твоего удовольствия, значит, ты и должен меня лечить...

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

Так как Карлсон жил на крыше, то добираться к нему домой пришлось, конечно, по воздуху.

Карлсону было нелегко: ведь кроме Малыша, ему пришлось ещё нести на себе кучу лекарств.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

На одной из крыш у Карлсона был очень славный домик, зелёный, с белым крыльцом и звонком, с вывеской: «Звонок к Карлсону, который живёт на крыше».

Карлсон сразу же бухнулся в постель.

— Давай лекарство! — крикнул он Ма­лышу.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. БутыринМалыш протянул ему банку. Ему было очень инте­ресно, поможет ли Карлсону это лекарство. До сих пор он считал, что лекарство должно быть горьким, но Карл­сон заявил, что от ушибов лучше всего помогает ва­ренье. Это было бы здорово...

Сначала казалось, что нет, не поможет. Карлсон выпил варенье прямо из банки, через край, и задумался. Словно прислушивался, что у него происходит внутри.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— Больше варенья нет? — спросил он потом.

— Нет.

—  Ни капельки?

Малыш заглянул в банку и сказал:

— Ни капельки.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

И только тогда Карлсон воскликнул:

— Ура! Случи­лось чудо. Я выздоро­вел.

Малыш с надеж­дой подумал, что мо­жет быть и ему зав­тра удастся ушибить коленку.

А Карлсон сказал:

— Теперь я непрочь не­много поразвлечься. Пойдём баловаться...

 

Они совсем немного по­гуляли по крышам, и вдруг Карлсон сказал:

— Тсс!

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

Малыш тоже увидел двух мужчин, которые лезли на чердак.

— Воры! — радостно прошептал Малыш.

 

И представьте себе, это оказались самые настоящие воры. Малыш и Карлсон, спрятавшись за трубой, наблюдали, как они снимают с верёвок чужое бельё.

Карл­сон шепнул:

— Знаешь, кто лучший в мире специалист по спугиванию воров?

— Ты?

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

— Сейчас увидишь.

Закутанный в простыню, с ведром на голове и щёт­кой в руках, Карлсон выглядел настоящим привидением. Даже Малышу сделалось не по себе, а уж о ворах и говорить нечего.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

Малышу так нравилось на крыше с Карлсоном, что он даже совсем забыл про собаку, которую ему не хотели купить...

Он вспомнил о ней только на следующее утро, и то потому, что у него как раз был день рождения. На кровати лежала груда подарков, но Малышу всё равно было так грустно, так одиноко! Даже когда прилетел Карлсон, ему не стало веселее.

Разве совсем чуть-чуть.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. Бутырин

Карлсон обиделся. Он перестал откусывать от празд­ничного пирога и заявил:

— Я так не играю. Я к тебе прилетел, а ты совсем не рад.

— Даже на день рождения, и всё равно собаку мне не подарили... — жалобно сказал Малыш.

— Но ведь у тебя есть я! Я же лучше собаки,— тихо сказал Карлсон.

Малыш уже хо­тел было согласиться, но тут из коридора послышался лай.

Худ. А. Савченко и Ю. БутыринХуд. А. Савченко и Ю. БутыринПапа принёс щен­ка! Теперь у Малыша была своя собственная собака! И Карлсон, и щенок — каким, оказывается, счастливым можно быть иногда. Малыш ворвался в комнату с криком:

— Карлсон, Карл­сон, мне подарили...

И замолчал. Потому что Карлсона больше не было в комнате.

Малыш подбежал к окну, выглянул — но и там тоже никого больше не было.

 

Карлсон исчез — как будто и не появлялся вовсе.

Ма­лыш, наверное, снова бы заплакал, но тут щенок лиз­нул его в щёку. И поглаживая щенка, Малыш тогда по­думал, что Карлсон обязательно вернётся. Когда-нибудь...

 

к содержанию