Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Старый Мороз и молодой Морозец
(литовская народная сказка)

 

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловЖил старый Мороз, и был у него сынок — моло­дой Морозец. И такой хвастун был этот сынок, что и захочешь рассказать, да не расскажешь! Послушать его — так умнее и сильнее на всём свете никого нет. Вот раз и думает этот сынок, молодой Морозец:

Худ. Л.ХайловХуд. Л.Хайлов«Стар стал мой отец! Плохо своё дело делает. Я и молодой и сильный — куда лучше могу людей морозить! От меня никто не спасётся, со мной никто не справит­ся: всех одолею!»

Пустился молодой Морозец в путь, принялся выиски­вать, кого бы это заморозить. Вылетел на дорогу и ви­дит — едет в повозке на сытой лошадке пан. Сам пан толстый, шуба на пане меховая, тёплая, ноги ковром укутаны.

Осмотрел Морозец пана, засмеялся.

«Э,— думает, — кутайся не кутайся, всё равно от ме­ня не спасёшься! Старик отец мой, может быть, и не пронял бы тебя, а я так пройму, что только держись! Ни шуба, ни ковёр не помогут!»

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловПодлетел Морозец к пану и давай его донимать: и под ковёр забирается, и в рукава влезает, и за ворот­ник пробирается, и за нос щиплет.

Приказал пан своему слуге погонять лошадь.

— Не то, — кричит, — замёрзну я!

А Морозец ещё пуще донимает, ещё больнее за нос щиплет, пальцы на ногах и руках леденит, дышать не даёт.

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловПан и так, пан и сяк — и ёжится, и жмётся, и вер­тится на месте.

— Погоняй, — кричит, — погоняй скорее!

А потом и кричать перестал: голос потерял.

Приехал пан в свою усадьбу: вынесли его из повоз­ки чуть живого.

Полетел молодой Морозец к отцу, к старому Моро­зу. Стал перед ним хвастаться:

— Вон я какой! Вон я какой! Где тебе, отец, за мной угнаться! Смотри, какого пана я заморозил! Смотри, под какую тёплую шубу я пробрался! Тебе под такую шубу ни за что не пробраться! Тебе такого пана ни за что не заморозить!

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловУсмехнулся старый Мороз и говорит:

— Хвастунишка ты! Подождал бы своей силой да удалью хвалиться. Верно: заморозил ты толстого пана, влез к нему под тёплую шубу. Да большое ли это дело?

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловВон смотри — едет тощий мужик в дырявой шубёнке, на тощей лошадёнке. Видишь ты его?

— Вижу.

— Едет этот мужик в лес дрова рубить. Попробуй-ка ты его заморозить. Если заморозишь — поверю тебе, что и в самом деле ты силён!

— Вот невидаль! — отвечает молодой Морозец. — Да я его в один миг заморожу!

Взвился Морозец, полетел мужика догонять. Догнал, напал и давай его донимать: то с одного боку налетит, то с другого, а мужик едет себе да едет. Стал Морозец его за ноги хватать. А мужик соскочил с саней и по­бежал рядом с лошадёнкой.

«Ну, — думает Морозец, — погоди! Уж я тебя в лесу заморожу!»

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловПриехал мужик в лес, достал топор и принялся ёл­ки да берёзы рубить — щепки во все стороны так и летят!

А молодой Морозец покоя ему не даёт: и за руки, и за ноги хватает, и за ворот пробирается...

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловИ чем больше старается Морозец, тем сильнее му­жик топором размахивает, тем сильнее дрова рубит. Разогрелся так, что даже рукавицы снял.

Долго нападал Морозец на мужика, наконец устал.

«Ладно, — думает, — всё равно я тебя одолею! Проберу тебя до костей, когда ты будешь домой возвращаться!»

Подбежал к саням, увидел рукавицы, да и забрался в них. Сидит и посмеивается:

«Посмотрю-ка я, как это мужик свои рукавицы на­денет: они так одеревенели, что в них и пальцы про­сунуть нельзя!»

Морозец в мужичьих рукавицах сидит, а мужик знай всё рубит да рубит.

До тех пор рубил, пока не наложил воз верхом.

— Теперь, — говорит, — можно и домой возвращаться!

Худ. Л.ХайловХуд. Л.ХайловВзял тут мужик свои рукавицы, хотел было их на­деть, а они как железные.

«Ну, что будешь делать?» — посмеивается про себя молодой Морозец.

А мужик, как увидел, что рукавицы надеть нельзя, взял топор и принялся бить по ним.

Худ. Л.ХайловХуд. Л.Хайлов

Мужик по рукавицам обухом тук да тук, а Морозец в рукавицах ох да ох! И так крепко мужик помял бо­ка Морозцу, что тот чуть жив убрался.

Мужик домой едет, дрова везёт, на свою лошадёнку покрикивает.

А молодой Морозец к отцу ковыляет, сам охает. Уви­дел его старый Мороз, стал посмеиваться:

— Что это ты, сынок, еле идёшь?

— Уморился, пока мужика морозил.

— А что это, сынок, молодой Морозец, так жалобно охаешь?

— Да уж очень больно мужик бока намял!

— Это тебе, сынок, молодой Морозец, наукой будет: с панами-бездельниками не мудрено справиться, а вот мужика никогда и никому не одолеть! Запомни это!

 

к содержанию