Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ДЕВУШКА И МЕСЯЦ

Чукотская сказка

Худ. И. КузнецовХуд. И. КузнецовБыл среди чукчей человек с одной дочерью. Де­вушка — лучшая помощница отцу. Каждое лето сте­режёт она стадо далеко от своего стойбища, каждую зиму ещё дальше со стадом уходит. Только изредка ездит на своём упряжном олене-быке в стойбище за едой.

Однажды ночью её упряжной олень голову под­нял, на небо глянул и говорит:

— Смотри, смотри!

Взглянула девушка на небо и видит: спускается Месяц на нартах, на двух оленях.

— Куда он? Зачем? — спрашивает девушка.

— Тебя утащить хочет! — говорит олень.

Встревожилась девушка:

— Что делать? Унесёт меня к себе!

Упряжной олень копытом снег разбросал — ямка получилась. Говорит он:

— Садись скорее сюда!

Девушка села. Олень снегом её забросал. Нету девушки — одна снеговая кочка!

Спустился Месяц с неба, остановил своих оленей, слез с нарт. Ходит, осматривает всё кругом — девуш­ку ищет. Не может найти! К кочке подошёл, макушку увидел — догадаться не мог, что это такое.

— Что за диво? — говорит Месяц — Куда девуш­ка девалась? Не найти мне её! Уеду теперь, а потом опять спущусь. Тогда уж непременно найду её и к се­бе утащу!

Сел на свои нарты, понесли его олени на небо.

Только Месяц уехал, упряжной олень разгрёб снег.

Вышла девушка и говорит:

— Поедем скорее в стойбище! А то Месяц усмот­рит — опять спустится. Тогда уж не спрятаться мне!

Села она на нарты. Понёсся её упряжной олень во весь опор. Примчались в стойбище. Вбежала де­вушка в чум. Отца в чуме нет. Кто поможет?..

Упряжной олень торопит:

— Прятаться надо, а то прискачет Месяц вслед за нами!

— Куда же мне спрятаться?

— Я тебя превращу во что-нибудь! Может быть, в каменную плаху!

— Узнает!

— Ну, жердью в чуме сделаю!

— Узнает!

— Ну, волоском в пологе!

— Узнает, узнает!

— Что же делать? Превращу тебя в светильник!

— Хорошо! Хорошо!

—  Ну, садись!

Села девушка. Олень копытом стукнул — превра­тилась она в светильник. Горит светильник ярко, весь чум освещает.

Только стала девушка светильником, а Месяц опять обыскал всё её стадо и примчался в стойбище.

Оленей своих привязал, вошёл в чум. Стал искать. Ищет, ищет — найти не может. Смотрит и между жердями, рассматривает всю утварь, каждый воло­сок на шкурах, каждый сучок под постелями, каждую частичку земли в шатре — нигде девушки нет!

А светильника не замечает, потому что светильник яркий и Месяц такой же яркий.

— Диво! — говорит Месяц.— Где же она? Видно, вернуться мне надо.

Вышел из чума, стал развязывать оленей. Развя­зал, уселся на нарты. Только собрался уезжать, а де­вушка выбежала, высунулась по пояс из полога, за­смеялась, крикнула Месяцу:

— Вот я! Вот я!

Бросил Месяц оленей — опять в чум. А девушка опять превратилась в светильник.

Принялся Месяц искать. Ищет между сучками и между листьями, между шерстинками и между ча­стицами земли — нигде девушки нет!

— О, что за диво! Где же она? Куда пропала? Видно, ни с чем придётся вернуться!

Только вышел из чума, стал развязывать оленей, а девушка высунулась по пояс из полога, смеётся, кричит:

Худ. И. КузнецовХуд. И. Кузнецов

— Вот я! Вот я!

Кинулся Месяц в чум, снова принялся искать.

Долго искал, всё перерыл, а найти не может...

От поисков устал он, похудел, ослабел. Еле-еле ногами переступает, еле-еле руки поднимает.

Тут уж девушка перестала бояться его. Приняла свой прежний облик, выскочила из чума, бросила Месяц на спину, связала ему руки и ноги.

— Ого! — говорит Месяц.— Убьёшь ты меня! Ну что ж, убивай, потому что я сам виноват — с Земли тебя утащить хотел. Только перед концом положи меня в полог, дай погреться, потому что озяб я...

Удивилась девушка:

— Как это ты озяб? Ты вечно на воле живёшь, чума у тебя нет, бездомный ты, оставайся и теперь снаружи! Какой полог тебе!

Стал Месяц упрашивать девушку:

— Если я вечно бездомный, отпусти меня нару­жу! Я буду забавой твоему народу. Отпусти меня — я буду заметой твоему народу! Отпусти меня — я бу­ду превращать ночь в день! Отпусти меня — я твоему народу измерю год! Сперва я буду Месяцем старого быка, потом Месяцем рождения телят, потом Меся­цем вод, потом Месяцем листьев, потом Месяцем тепла, потом Месяцем обдирания рогов, потом Меся­цем любви у диких оленей, потом Месяцем первой зимы, потом Месяцем укорачивающихся дней...

— А когда выпущу, когда сильным станешь, ко­гда окрепнут у тебя руки и ноги,— не будешь за мной приезжать?

— О, не стану! Забуду! Куда — очень уж ты смышлёная! Никогда больше не сойду с верхового пути! Отпусти — засвечу!

Отпустила — засветил.

 

к содержанию