Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

ЗЛАЯ ЖЕНЩИНА И ЧУДОВИЩЕ

Чеченская сказка 

Худ. И. КузнецовХуд. И. Кузнецов

В давние времена жил в одном большом ауле добрый и работящий человек, и была у него жена, та­кая злая и сварливая, что второй такой не сыскать, хоть все аулы три раза обойди. Со всеми она спорит, со всеми она бранится, ко всем она придирается, всё наоборот делает, весь аул перессорила. А бедному мужу от неё и вовсе житья не было. Всё он не так делает, всё он не то говорит. Пойдёт в лес по дрова, принесёт сухих дров — жена бранится:

— Зачем ты, осёл, сухие дрова принёс? Мне сы­рые нужны!

Принесёт сырые — опять не так.

— Зачем сырые дрова притащил, осёл? Мне нуж­ны сухие!

Так изо дня в день и мучила его, ни на минуту по­коя ему не давала. Совсем извела.

Вот раз ушёл он в лес собирать хворост. Собрал большую вязанку, сильно утомился и сел под дере­вом отдохнуть. Сидит и раздумывает: как дальше жить, куда деваться? Убежать от злой жены нель­зя — найдёт. Прогнать нельзя — не уйдёт. На брань бранью отвечать — совсем с ума сойдёшь. Что делать?

Оглянулся он кругом и вдруг увидел невдалеке яму. Заглянул человек в яму — дна не видно, такая глубокая.

«Хоть бы в эту яму провалилась злая ругательни­ца,— подумал он,— и мне, и всему аулу легче бы стало!»

Вернулся он домой и говорит:

— Какую глубокую яму я нашёл!

А жена в ответ:

— Врёшь, никакой ямы ты не видал!

А муж будто не слышит.

— В этой яме,— говорит,— много золота. Приго­товь мне мешки и верёвки. Я завтра пойду, золото достану.

— Нет,— кричит жена,— не пущу тебя! Всем из­вестно, какой ты осёл. Пойти-то ты пойдёшь, да мало принесёшь. Нет уж, лучше я сама пойду, всё золото из ямы достану!

На другой день рано утром разбудила она мужа и приказала вести себя к яме. Муж идёт впереди, не­сёт мешки да верёвки, а жена идёт сзади, подгоняет да ругает его:

— Иди, иди быстрее! Вон у тебя и ноги не гнутся! Никуда ты не годен! Надо из ямы золото выгрести, а тебя в эту яму бросить!

Так до самого леса и ругала.

Пришли они в лес, к яме. Муж стал обвязываться верёвками, будто хочет в яму спуститься.

— Сейчас,— говорит,— я в яму спущусь, а ты на краю сиди, как можно крепче верёвку держи. Ко­гда дёрну верёвку, знай, что нужно меня тянуть на­верх.

А жена, как всегда, в спор:

— Так я и буду на краю сидеть да тебя дожи­даться! Очень мне это нужно! Обмотай меня верёв­кой да спусти в яму. Сама буду золото в мешки насы­пать! А ты жди меня, никуда не отходи!

А бедному человеку только того и надо. Обмотал он злую женщину верёвкой и стал спускать в яму. Спустил поглубже да и выпустил верёвку из рук:

— Пусть живёт в яме с чертями, если с людьми жить не может!

Пошёл он домой весёлый, радостный: избавился наконец от брани, от ругани, от криков. Не будет те­перь жена его изводить, криками оглушать да в бока кулаками тыкать.

Прожил он дома день, другой, прожил неделю, а на сердце у него неспокойно. Решил он пойти в лес к яме, узнать, что сталось с его женой.

Подошёл он к яме и слышит: несутся из ямы кри­ки, ругань, проклятья, стоны. Склонился человек над ямой, стал прислушиваться: кричит да ругается его жена, а стонет да охает кто-то другой. Кто бы это?

Крикнул человек в яму:

— Эй, кто там охает?

И раздались из ямы два голоса. Один кричит:

— Пошёл прочь, осёл, не твоё дело!

А другой жалобно просит:

— Помоги мне, добрый человек! Вытащи меня из этой ямы! Я чудовище. Здесь меня совсем замучила злая женщина. Погибаю я!

— Отчего не помочь? — отвечает человек.— По­могу тебе, спасу, только дай клятву, что не обидишь меня.

— Что ты, что ты! Не только не обижу, а любую твою просьбу исполню, всё, что прикажешь, для тебя сделаю. Только вытащи скорее!

Сжалился человек над чудовищем, спустил в яму длинную, толстую верёвку. Чудовище ухватилось за неё когтями и крикнуло:

— Тащи!

Стал человек вытаскивать чудовище, а злая жен­щина схватила его за хвост и хотела вместе с ним из ямы выбраться, да чудовище хвостом тряхнуло и сбросило её.

Вытащил человек чудовище из ямы. Легло оно на траву, никак отдышаться не может.

— Было я,— говорит,— во много раз больше, да злая женщина так меня изводила, так мучила, что сморщилось я, исхудало, во много раз уменьшилось. Как ещё живо осталось, не знаю!

— Не очень ты сильно,— говорит человек,— если за неделю так извелось. Видно, я покрепче тебя, ес­ли много лет терпел!

Отдохнуло, отдышалось наконец чудовище и го­ворит:

— Ну, добрый человек, прощай и помни: выпол­ню три твои просьбы. Всё, что попросишь, мигом ис­полню: хочешь золота — будет у тебя золото, хочешь стать царём — будешь царём. Ни в чём тебе возраже­ния не будет. А если вздумаешь в четвёртый раз о чём попросить, худо тебе будет: съем я тебя и не по­жалею!

Сказало это чудовище и исчезло, будто его и не было. А человек в свой аул пошёл.

Немного времени прошло, услышал этот человек недобрые вести: легло какое-то страшное чудовище около одного аула, никого в аул не впускает, никого из аула не выпускает. Мало того: каждый день кого-нибудь хватает и пожирает. Мучаются жители аула, а что делать, не знают.

«Уж не то ли чудовище которое я из ямы выта­щил?— подумал человек.— Ну, так оно обещало три мои просьбы выполнить. Попрошу его, чтобы остави­ло людей в покое».

Сел на коня и поскакал в тот аул.

Прискакал и видит: так и есть, лежит возле аула то самое чудовище, которому он помог из ямы вы­браться.

Подъехал человек к чудовищу и говорит:

— Помнишь, как я тебя из ямы вытащил, от злой женщины спас?

— Помню! — отвечает чудовище.

— А помнишь, как ты обещало три мои просьбы выполнить?

— И это помню!

— Ну, так вот и сделай сейчас первое доброе де­ло: уйди от этого аула, не мучай людей!

— Ладно,— отвечает чудовище,— исполню твою просьбу, уйду! — и тут же пропало.

Стали жители аула благодарить доброго чело­века.

— Без тебя,— говорят,— мы совсем пропали бы. Проси у нас, чего хочешь,— всё тебе дадим!

— Ничего мне не надо,— отвечает человек,— у ме­ня всё есть.

Весть о том, что один человек властен над чудо­вищем, разнеслась далеко по всем аулам.

Немного времени прошло, явились к этому добро­му человеку люди из дальнего аула, стали просить:

— Помоги нам в беде: легло страшное чудовище у реки, закрыло воду и никого к ней не подпускает. Нельзя нам ни напиться, ни умыться, ни скот на­поить.

— Хорошо,— говорит человек,— помогу вам.

Поскакал он поспешно в тот аул. Подошёл к чу­довищу и спрашивает:

— Помнишь ли ты, как я тебя из ямы вытащил, спас тебя?

— Помню! — отвечает чудовище.

— А помнишь, как ты обещало для меня три доб­рых дела сделать?

— Как не помнить, помню! Говори, что тебе ещё нужно?

— Сделай теперь второе доброе дело: открой воду!

— Ладно,— отвечает чудовище,— пусть и на этот раз будет по-твоему! — и в тот же миг исчезло.

Освободилась река, побежала вода. Поднялся радостный крик и смех. Высыпали на берег все жи­тели аула, прибежали туда же лошади, коровы, овцы, все пьют воду, радуются.

Стали жители аула предлагать человеку и золото, и богатые подарки, и коней, а он не берёт:

— Не надо мне ваших подарков, у меня и без того всё есть!

Попрощался и уехал.

Немного времени прошло, и в третий раз пришли к нему люди и опять стали просить, чтобы избавил он их от чудовища, которое у них посевы портило, мяло да вытаптывало.

И в этот раз не стало чудовище спорить — всё сде­лало, только перед уходом зашипело и сказало чело­веку:

— Ну, вот и исполнены твои три просьбы, как я тебе обещало. Смотри не вздумай у меня ещё о чём-нибудь просить — живьём тебя проглочу!

Неизвестно, сколько времени прошло, снова до­шли до того человека слухи, что чудовище в другой аул перебралось. И не только слухи дошли — сами жители того аула к нему явились, просят, чтобы по­мог он им.

— Не послушается меня больше чудовище,— го­ворит человек,— не уйдёт, да ещё и меня проглотит, если приду к нему.

А люди от него не отстают, упрашивают его:

— Если нас не жалеешь, то хоть маленьких детей наших пожалей!

«Э,— думает человек,— не два раза умирать — один. Или что-нибудь придумаю, чтобы совсем с ним разделаться, или сам пропаду».

Худ. И. КузнецовХуд. И. КузнецовПриходит он к чудовищу. Не успел ещё и слова вымолвить, как чудовище надулось, зашипело, выпу­стило когти, стало острыми зубами щёлкать, длинным хвостом по земле бить. Так бьёт, что камни в песок рассыпаются.

— Я,— шипит,— предупреждало тебя, чтобы ты ко мне больше трёх раз со своими просьбами не яв­лялся. А ты не послушался и в четвёртый раз при­шёл? Ну, так пеняй на себя — сейчас конец тебе! Про­глочу тебя!

Засмеялся человек и говорит:

— Глупое ты чудовище! Да разве я пришёл про­сить тебя о чём-нибудь? Ни о чём я тебя просить не буду. Я только хочу сказать, что тебе беда грозит.

— Какая беда?

— Помнишь ли ты злую женщину, которая тебе в яме житья не давала?

— Как не помнить, помню!

— Ну так вот, она выбралась из ямы, бегает всю­ду, тебя разыскивает и кричит: «Подайте мне его, я с ним расправлюсь, я ему хвост оторву!» Говорят, она уже недалеко: вот-вот в этот аул прибежит.

Испугалось чудовище, всполошилось.

— Ну,— говорит,— если она из своей ямы выбра­лась, надо мне поскорее убегать да прятаться!

Поднялось чудовище, закружилось и пропало.

Так с того дня никто больше его и не видал, никто больше о нём и не слыхал.

 

к содержанию