Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

АЛЧНЫЙ КАЗИЙ

Таджикская сказка

Худ. И. КузнецовХуд. И. Кузнецов

Было ли, не было — жил один бедняк. Сколько ни трудился он в своих местах, никак не мог избавиться от бедности. Решил он идти на заработки в дальний город. Попрощался с родными и пошёл.

Долго ли, мало ли шёл — пришёл. Стал ходить по домам, искать работы. Ни от какой работы не от­казывался, никогда не говорил: «Это мне тяжело, это трудно». Какую работу ему ни предлагали, охотно брался за неё и делал своё дело всегда на совесть.

А деньги, что получал за работу, тратил только на еду. Всё, что оставалось у него, он прятал в мешочек и думал: «Поработаю ещё немного, скоплю побольше денег и вернусь к родным».

Так проработал он несколько лет и тяжёлым сво­им трудом скопил целую тысячу таньга. А для бед­няка это большие деньги!

Вот бедняк и стал раздумывать, стал беспокоить­ся: «Не случилось бы беды, не пропали бы мои день­ги! Если буду носить их с собой, могу обронить и по­терять. А то проведает о деньгах какой-нибудь раз­бойник— ограбит меня и убьёт. Если спрячу я день­ги, где живу, и там могут они исчезнуть. Выследит кто-нибудь — мало ли дурных и хитрых людей! — и лишусь я моих денег и вернусь к родным с пустыми руками...»

Так раздумывал бедняк и не знал, что ему делать и как поступить. Наконец он решил про себя так:

«Отдам-ка я мои тысячу таньга на хранение ка­зию. Говорят о нём, что человек он благочестивый и честный. У него-то мои деньги будут в сохранности! А когда задумаю ехать на родину, возьму их у казия и уеду».

Так рассудил бедняк и с такими мыслями пришёл к казию. Казий принял его и спросил:

— Что тебе нужно?

— Хочу, господин, отдать тебе на сохранение мои деньги. Более надёжного места мне не найти. Сбереги их, пока я живу и работаю в этом городе.

Казий взял у бедняка мешочек с деньгами и сте­пенно сказал:

— С превеликим удовольствием исполню я твою просьбу! Верно ты сказал: более надёжного места для хранения денег тебе не найти.

Бедняк ушёл, а казий пересчитал монеты и спря­тал их в свой большой сундук.

Через некоторое время бедняк собрался ехать на родину. Пришёл он к казию и сказал:

— Верни, господин, мне мои деньги, завтра я уеду из вашего города.

Казий взглянул на бедняка и сказал:

— О каких деньгах ты говоришь?

— Да о той тысяче таньга, что я оставил тебе на хранение.

— Видно, ты с ума сошёл! — закричал казий.— Когда ты давал мне деньги? Вон что выдумал: тысячу таньга! Да семь поколений твоих предков не видели и сотни таньга! Откуда же ты мог взять тысячу таньга?

Бедняк стал напоминать казию, когда он принёс ему свои деньги и что говорил при этом. Но казий и слушать его не захотел. Затопал он ногами и кликнул своих служителей.

— Бейте этого обманщика! — крикнул он.— Го­ните его в шею! Пинайте его ногами в спину!

Служители казия набросились на бедняка, жесто­ко его избили и выгнали.

Со слезами и причитаниями пошёл бедняк по улице.

— Пропали зря мои тяжёлые труды! Пропали мои деньги! — горестно приговаривал он.— Присвоил их алчный казий!..

А в это время по улице шла женщина. Услышала она причитания бедняка и с укором сказала ему:

— Эй, брат, что случилось? Почему ты, взрослый человек с бородой и в чалме, идёшь и плачешь, как маленький ребёнок?

Бедняк печально сказал:

— О сестра, если бы ты знала, как меня обману­ли! Я столько лет надрывался на тяжёлой работе, ел не досыта, не высыпался, скопил с великим трудом тысячу таньга, и вот лишился их. Знала бы ты об этом — не стала бы укорять меня!..

— Расскажи мне, что с тобой случилось,— потре­бовала женщина.

И бедняк рассказал ей, как лишился он своих денег.

— А ещё говорят, что этот казий человек честный и благочестивый! — с горечью прибавил он.

Женщина с сочувствием выслушала рассказ бед­няка и сказала:

— Не печалься, ещё не всё пропало. Пойдём со мной, и я что-нибудь придумаю.

Женщина пришла к себе в дом, достала шкатулку и сказала своему маленькому сыну:

— Сейчас я пойду с этим человеком к казию. Ты иди за нами, но не приближайся к нам. Старайся, что­бы тебя никто не видел. Спрячься и жди, когда казий отдаст этому человеку его деньги. Как только уви­дишь, что казий протягивает руки, чтобы взять эту шкатулку, подбеги и скажи: «Отец вернулся с вер­блюдами и грузами!»

Мальчик сказал:

— Хорошо, так всё и сделаю!

Женщина поставила шкатулку на голову, вышла на улицу и вместе с бедняком пошла к дому казия. А в отдалении за ними шёл её сын.

Перед домом казия женщина сказала бедняку:

— Я войду первая, а ты входи следом за мной.

Когда женщина вошла в дом казия, тот взглянул на неё и на её большую шкатулку и сказал:

— С каким делом ты пришла ко мне, сестра?

Женщина сказала:

— Может быть, господин, ты знаешь меня? Я — жена богатого купца Рахима. Мой муж повёл свой караван в далёкие города и неизвестно когда вернётся. Вот уже несколько ночей я не могу спать спокойно. Около нашего дома ходят воры. Видно, они хотят ограбить нас. Я собрала все наши деньги и богатства — и золото, и серебро, и драгоценные кам­ни — и наполнила ими вот эту шкатулку. С трудом я принесла её к тебе — такая она тяжёлая! Будь добр, прими её на хранение! Когда вернётся мой муж, он сам возьмёт у тебя эту шкатулку.

Казий поднял шкатулку и убедился, какая она тя­жёлая. Руки у него затряслись от жадности, и он по­думал: «В этой шкатулке по крайней мере будет сорок или пятьдесят тысяч таньга. Немало, видно, в ней и дра­гоценных камней. Я слышал, что этот Рахим очень богатый купец...»

— Хорошо, хорошо, сестра! — сказал казий.— Сохраню я твои сокровища, будь уверена. Не пропа­дут они, в целости всё верну. Не исчезнет ни одна таньга!

Но женщина взяла из рук казия свою шкатулку и спросила:

— Вправду ли всё моё вернётся ко мне?

— Не сомневайся, сестра! — воскликнул казий.— О честности и благочестии моём знают все жители этого города!

В это самое время в дом казия вошёл бедняк. Уви­дел его казий и очень обрадовался.

«Сам бог привёл сюда этого человека! — подумал он.— Нет лучшего случая, чтобы показать этой жен­щине мою честность. Отдам этому бедняку тысячу таньга, а взамен возьму эту наполненную драгоцен­ностями шкатулку. Она — ха-ха! — стоит этого!»

И казий сказал женщине:

— Повторяю тебе, сестра, дом казия — самое на­дёжное и самое безопасное место. Твоя шкатулка бу­дет храниться здесь ещё лучше, чем она хранилась бы у тебя дома. В любое время, когда вернётся твой муж или ты сама пожелаешь, ты получишь твои дра­гоценности в целости.

Служители казия и все присутствующие в приём­ной казия люди закивали головами: правду говорит казий, надо верить каждому его слову!

А казий как бы случайно увидел бедняка и громко воскликнул:

— Вот и этот бедняк отдал мне на сохранение все свои сбережения — тысячу таньга! Сегодня утром он пришёл ко мне и потребовал свои деньги. Но я не узнал его, ошибочно принял за мошенника и обман­щика и не отдал ему деньги. Если он приведёт кого- нибудь, кто знает его, я тут же возвращу ему его деньги!

В ответ на эти слова казия женщина сказала:

— Господин, мы знаем этого бедняка уже почти два года. Он пришёл в наш город и занимался здесь подённой работой. Работал он и у нас. Верь мне, что деньги он заработал трудом, набивая мозоли на сво­их руках!

Казий с самой ласковой улыбкой воскликнул:

— Как, ты знаешь этого человека? Так в чём же дело? Эй, брат, подойди ко мне и возьми свои тысячу таньга! Скорее возьми!

И казий достал из своего большого сундука день­ги, отсчитал тысячу таньга и торжественно отдал их бедняку.

— Ну, сестра, теперь ты убедилась в том, как я храню чужие деньги и как возвращаю их владель­цам!— торопливо промолвил казий.— Оставляй же у меня свою шкатулку и иди спокойно домой!

Худ. И. КузнецовХуд. И. КузнецовИ он уже протянул руки, чтобы взять шкатулку. Но тут с улицы вбежал мальчик и сказал:

— Эй, мать! Иди скорее домой: отец вернулся с верблюдами и грузами и ждёт тебя!

— Ну, раз мой муж приехал, теперь мне нечего бояться воров! — со смехом сказала женщина.— Те­перь он и сам сумеет уберечь наши драгоценности и без помощи благочестивого казия!

С этими словами женщина взяла свою шкатулку, поставила её на голову и вышла из дома казия вместе с бедняком.

— О брат,— сказала она,— никогда не надо от­чаиваться! Знай, что нет такого хитреца и плута, ко­торому бы все его хитрости и плутни всегда удава­лись! Иди к себе на родину и отдыхай после многих лет скитания в чужих краях, пользуйся своими трудо­выми деньгами!

И они попрощались и расстались.

А казий, оставшись один, пришёл в страшную ярость. Он дёргал себя за бороду, топал ногами и не находил себе места от досады.

«Вот беда! — говорил он сам себе с сокрушени­ем.— Вот несчастье! Вот горе! Проклятый купец Ра­хим! Что бы ему приехать на час позже! Всего на один только час! Тогда бы всё было в порядке: оста­лась бы навсегда у меня эта тяжёлая шкатулка с дра­гоценностями! Приумножились бы мои богатства! Наполнился бы мой большой кованый сундук до са­мого верха! Ой, горе мне! Горе мне!»

 

к содержанию