Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

МУРАВЕЙ И КОСМОНАВТ

(из книги А.В. Митяева "Шесть Иванов - шесть капитанов")

 

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинМурашка, молодой рыжий муравей, жил в муравейнике под плетнём. По одну сторону плетня была бахча, по другую — дорога. На рассвете по дороге ездила машина-молоковоз. Машина была тяжёлая. Когда она ехала, весь муравьиный дом дрожал. Мурашка любил поспать, да как спать, если стены дома ходят ходуном! И он вставал раньше солнышка, протирал лапками глаза, подпоясывался потуже и бежал на работу.

Работа у него была простая: он собирал гусениц под берёзой и доставлял их в кладовку.

Однажды Мурашка прибежал к берёзе и присел пере­дохнуть. Он сидел и поглядывал вверх — не качается ли на шёлковой ниточке зелёная гусеница?

Гусеницы не было.

Зато увидел Мурашка, как с неба падает огромное яр­кое солнце.

Мурашка испугался, что солнце сожжёт его, хотел броситься наутёк. И убежал бы, да заметил в середине солнца человека. Это Космонавт опускался с оранжевым парашютом.

Космонавт приземлился, отстегнул ремни парашюта, снял шлем, подошёл к берёзе.

— Здравствуй, берёза! — сказал он, взял в руку ветку и поцеловал листья на ней.

Мурашке такое не понравилось. Подумать только, здо­роваться с берёзой, когда тут есть муравей! «Просто он меня не видит», — подумал Мурашка и, подкрутив рыжие усики, забрался на башмак Космонавта, пробежал по ноге, по боку, с бока перелез на рукав, а с рукава на ука­зательный палец.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинКосмонавт увидел Мурашку, улыбнулся:

— Доброе утро, Мураш Муравьёвич! Что так рано поднялся? Дела?

— Дела... — ответил смущённо Мурашка. — А правда, что Земля круглая, как тыква на бахче?

— Правда, — ответил Космонавт. — Я был далеко от Земли и видел — она круглая.

— У нас на верхушке Земли хорошо, — сказал Мураш­ка.— Тут живём мы — муравьи и люди. А в низу Земли никого нет; окажись там — и упадёшь с неё.

— И в низу Земли есть муравьи и люди, Мураш Му­равьёвич.

— Ну уж! — засомневался Мурашка.

Тут послышался гул мотора. За Космонавтом летел вертолёт.

— Прячься скорее, иначе тебя унесёт ветром, — сказал Космонавт и опустил Мурашку за камень.

Когда вертолёт улетел и стих ветер, Мурашка побежал что есть духу к муравейнику — рассказать о необыкновен­ной встрече.

 

Мурашка танцует

Все Мурашкины братья и сёстры, все дедки и бабки, все племянники и племянницы, дядьки и тётки тоже видели Космонавта. Но поговорить с ним, посидеть на его паль­це — такая честь выпала только Мурашке! И хотя он был обыкновенным рыжим муравьём, все стали относиться к нему с большим уважением. А сам Мурашка решил, что ему теперь всё дозволено и он будет делать только приятные дела. Приятным делом для него было танцевать лезгинку. Он затянул пояс ещё крепче, так что совсем не стало живота, взял вместо кинжала соломинку и на листе конского щавеля пустился в пляс.

«Пусть танцует, — говорили муравьи, — другой на его месте умер бы от радости». Они думали, что Мурашка, повеселившись, примется за работу.

Но Мурашка и не думал приниматься за работу. Он только танцевал. Муравьи рассердились. Вечером они за­крыли двери в муравейнике и оставили Мурашку ночевать на улице.

— Ага, вы, значит, такие! — кричал Мурашка у запер­тых дверей. — Ладно. Я сделаю собственный муравейник. Лучше вашего! А захочу, найду себе свою Землю и буду жить на ней один. Мне Космонавт рассказал, какая она бывает, Земля.

«Действительно, почему бы не подыскать себе Зем­лю?» — думал Мурашка, вздрагивая от ночного холода.

 

Мурашкина Земля

Утром другого дня Мурашка отправился выбирать себе Землю. Ему понравилась крупная полосатая тыква. Она висела на плетне и, по мнению Мурашки, была совсем как Земля. Он забрался на тыкву и окончательно уверился в этом: жёлтые полоски на боках тыквы были как пше­ничные поля, зелёные — как леса, а на верхушке, в ямке у черешка, скопилась дождевая вода — это было море.

Мурашка сплясал на берегу моря лезгинку. Отдохнул немного и побежал путешествовать. Он решил обежать вокруг собственной Земли, посмотреть, что делается вни­зу — может быть, там отыщутся горы или ещё что-нибудь интересное. Мурашка бежал по боку тыквы. Бок у тыквы был скользкий. Мурашка упал со своей Земли на грядку.

«Как же так? — потирая спину, думал муравей. — Космо­навт говорил, что с Земли упасть невозможно».

Мурашка снова забрался на тыкву. Он сел на морском бережку, обхватил голову лапками и стал размышлять, как строить тут муравейник. Но вдруг тыква вздрогнула и загудела.

— Ого! — испугался и обрадовался Мурашка. — Кажет­ся, землетрясение... Моя Земля совсем настоящая...

Но это было не землетрясение. Это мальчишка, кото­рый шёл мимо бахчи, запустил в тыкву камень из рогатки.

 

Новая встреча

День проходил за днём. Мурашка бродил по бахче. Лазил на плетень. Иногда добирался до берёзы, но делал всё украдкой, чтобы не попасть на глаза родственникам. Земля-тыква ему надоела. Возвратиться в муравейник не позволяла гордость. Стал Мурашка бездомным. Он уже не танцевал лезгинку; веселье пропало, а появилась злость. И когда увидел муравей человека, сидевшего под берё­зой, помчался к нему. «Ну я кусну его... Вот подскочит!»

Муравей бежал сквозь чащу травинок и становился всё злее. «В нос укушу!» — грозился он.

Мурашка, по всем правилам нечестной драки, наскочил на человека сзади: пробежал по белой рубашке до ворот­ника, с воротника перелез на шею, с шеи на щеку, со щеки на нос. И только Мурашка изогнулся, чтобы поболь­нее куснуть, как очутился между большим и указательным пальцами человека.

— Старый знакомый! — услышал Мурашка голос.— Что это ты разгуливаешь по моему носу?

Мурашка обмер: это был тот самый Космонавт, что опустился тут однажды утром.

Рыжий Мурашка от стыда стал красным.

— Добрый день! — сказал Мурашка, заикаясь. — Опять к нам пожаловали?..

— Захотелось посмотреть на эту поляну, — ответил Космонавт, — и на берёзу, и на тебя, Мураш Муравьёвич. Это не простая штука — возвращение на Землю и встреча со всем земным. Я никогда не забуду такой радости.

— А наша Земля похожа на тыкву? — спросил Мураш­ка, вспомнив свои огорчения и неудачи на Земле-тыкве.

— Я говорил тебе. Похожа и на тыкву, и на мячик, и на воздушный шарик. Как голубой шарик, летит она в космосе.

— И никто не падает с неё?

— Никто не падает.

— А почему же я упал со своей Земли? — сказал Му­рашка, и его голос задрожал от обиды.

Выслушав Мурашку, Космонавт засмеялся:

— Земля, друг ты мой, Муравьёвич, это — удивительно и неповторимо! Если нет у тебя важных дел, я расскажу тебе три маленькие сказки.

— Важных нет, — сказал печально Мурашка. — Расска­зывайте.

Он устроился на белой пуговице и приготовился слу­шать.

  

Первая сказка

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинБыло время, когда с Зем­ли всё падало. Внизу падало вниз. А на верхушке Земли, как это ни странно, падало вверх. Падали-улетали соба­ки, если их не привязывали к конуре.

Спелые яблоки, сладкие как мёд, падали-улетали с яблонь. Яблоки прихо­дилось обрывать незрелыми, в рот не возьмёшь — кисля­тина!

На улицах были устроены перила. Люди шли, и держа­лись за них.

Чтобы не было несчастий с людьми, которые забывали держаться за перила, над го­родами и деревнями на высо­ких столбах устраивали сетки. Рассеянные люди падали-улетали в эти сетки. На Землю они опускались по лесенке.

А что творилось в домах! Стулья и столы, если они не были прибиты к полу, падали на потолок вместе с тарелка­ми, ложками и вилками.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

— Как видишь, Мурашка, жить на Земле было ещё ху­же, чем на твоей тыкве.

И люди сказали Земле: «Ты ведь добрая. Сделай, по­жалуйста, чтобы мы не пада­ли с тебя».

«Хорошо, — ответила Зем­ля,— буду притягивать всё, что есть на мне. Как магнит притягивает гвоздики».

Притянула Земля, да так сильно, что люди не могли ноги переставлять по дорож­ке. Птицы прилипли к кры­шам, вершины деревьев при­гнулись к полянам.

«А-я-яй! — закричали лю­ди.— Очень сильно притяги­ваешь. Притягивай посла­бее...»

Земля притянула посла­бее, как притягивает сейчас. И никто уже не падал с Земли.

 

Вторая сказка

Но не совсем хорошо было на Земле. И вот почему, Мураш Муравьёвич. Земля висела в космосе неподвижно, подобно твоей тыкве. И Солнце освещало всегда только одну сторону Земли. На одной стороне постоянно был день, а на другой — постоянно ночь.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

На солнечной стороне зрели тыквы, помидоры, клубни­ка, пели птицы, порхали бабочки, прыгали зайцы. На тём­ной стороне даже трава не росла.

И никто, кроме фили­нов и летучих мышей, там не жил. Иногда забегали туда кошки — кошки видят в темноте. Но они очень скоро возвращались на тёплые солнечные завалинки. 

Когда на дневной стороне люди ложились спать, они завешивали окна плотными шторами — ведь не уснёшь, если свет брызжет в глаза. А некоторые уходили с матрасами и подушками спать на ночную сторону Земли. И часто просыпали там, опаздывали — кто на завод, кто в класс. Да в темноте набивали шишки и синяки.

Ещё раз попросили люди Землю: «Добрая Земля, не могла бы ты кружиться?»

И Земля закружилась перед Солнцем, как кружится девочка, показывая обновку маме. Солнце по очереди освещало то одну сторону Земли, то другую.

— У нас, Мураш Муравьёвич, сейчас день. Значит, наша сторона Земли перед Солнцем. Видишь, вон оно какое яркое! А на другой стороне сейчас ночь, и там все спят — и люди и муравьи.

 

Третья сказка

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинТы говорил, что в твою тыкву попал камень и чуть не убил тебя. А ведь в Землю тоже попадало много камней. В космосе камни носятся целыми тучами.

Как-то Земля сказала людям: «Нужна мне рубашка, чтобы камни не так больно колотили в мои бока. Я вам дважды удружила. Теперь вы помогите мне. Придумайте что-нибудь».

За дело взялись стеклодувы. Они сделали Земле ру­башку из стекла. Но только обновка была готова, как послышался звон — это посыпалось разбитое стекло. Ка­мень-метеорит дробил в стекле дырку. Стекольщики начали вставлять новые стёкла. В одном месте вставят — в другом осколки звенят.

Приуныли мастера. Не делать же Земле рубашку из железа! Сквозь железо Солнце не увидишь.

«Попробую-ка я!» — сказал тогда продавец, воздушных шаров и принялся выпускать воздух из баллонов. 

Около него собралась длинная очередь, но он не обращал внимания на покупателей и всё окутывал, окутывал Землю воздухом.

Воздушная рубашка всем понравилась: сквозь неё видно Солнце, а метеориты застревают в ней и сгорают, будто спички. 

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

Продавец шаров любил научные слова. Он назвал ру­башку Земли, непохожую на рубашки людей, атмосферой. А после этого занялся привычным делом — стал продавать ребятам шары.

 

Одна-единственная

— Что же мне теперь делать? — заговорил Мурашка.— В муравейник не пускают, двери от меня запирают. Ко­нечно же, тыква — не Земля. Осенью тыкву унесут в де­ревню и сварят с ней пшённую кашу. Семечки поджарят на сковородке. Зимой ребята будут щёлкать их... Ребятам хорошо, у них есть шубы, и валенки, и шапки. А я зимой закоченею, помру...

Мурашка всхлипнул, рыжей лапкой вытер глаза.

— Посмотри-ка, Мураш Муравьёвич, вверх, — негром­ко сказал Космонавт.

— Что смотреть, — буркнул Мурашка, — несчастный я муравей, — но вверх всё же посмотрел.

С ветки берёзы опускалась на шёлковой ниточке гу­сеница.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

— Я думаю, у тебя есть возможность поправить свою ошибку, — прошептал Космонавт. — Запомни на всю жизнь только одно: людей и Муравьёв много, а Земля одна-единственная. Ну, желаю тебе счастливой охоты!

Космонавт за­шагал к своему автомобилю. А Мурашка кинул­ся бежать к то­му месту, куда опускалась гусеница.

Когда Мураш­ка притащил до­бычу в муравей­ник, никто ни о чём не спросил его. Муравьи по­нимали, что хва­стун уже нака­зан. Зато сам Му­рашка, сдавая гусеницу в кла­довку, сказал:

— Муравьёв и людей много. А Земля — од­на...

И опять му­равьи промолча­ли: они это знали давно.

 

Другие рассказы из книги А.В. Митяева "Шесть Иванов - шесть капитанов"

Шесть Иванов – шесть капитанов
Пингвины
Якорь
Белая шхуна
Глоток воды
Почтовая бутылка
Кленовый осенник
Капля
Складной ножичек
На городском пруду
Сказка про трех пиратов
Волх Всеславьевич
Илья Муромец
Святогор
Сухман-богатырь
Добрыня Никитич
Добрыня и Настасья
Птичий пир
Секрет бабушки Бабуры
Ягоды
Горячий гвоздь
Агрономова дорога
Бык Магнит
Колокол
Засуха
Ночные страхи
Снег

 

к содержанию