Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

СТАРИК КАНБАК-ШАЛ

Киргизская сказка

Худ. И. КузнецовХуд. И. Кузнецов

В давние времена жили старик со старухой. Ста­рик был такой худенький да лёгонький, что самый слабый ветер валил его с ног и, как траву перекати-поле, носил по степи или закидывал в овраги. Поэто­му все и называли старика Канбак-шал — «перекати-поле».

Каждый день Канбак-шал ходил ловить рыбу, а старуха сидела в юрте и с утра до позднего вечера пряла пряжу. Этим только они и кормились.

Однажды Канбак-шал наловил рыбы и шёл домой. Вдруг неожиданно подул лёгкий ветерок. Свалился тут Канбак-шал и покатился по степи, по горам, по долам... Катился, катился и наконец попал в глубокое ущелье.

Посидел Канбак-шал в ущелье, отдышался, отдох­нул и пошёл домой.

Поднимается он по тропинке — вдруг навстречу ему лиса.

— Стой! — кричит.— Отдай мне рыбу!

Бросил Канбак-шал лисе одну рыбку:

— На, ешь!

Съела лиса рыбку и опять требует:

— Давай ещё! А не дашь — позову трёх одногла­зых великанов. Они тебя сразу съедят и косточек не оставят!

Испугался Канбак-шал и бросил ей окуня.

Лиса рассердилась, что старик даёт так мало, и пошла звать великанов:

— Эй, великаны, великаны! Бегите сюда! Съешь­те старика Канбак-шала!

Побежал Канбак-шал, сам всё оглядывается кру­гом. Вдруг из глубины ущелья вылезли трое одногла­зых и бросились его догонять. Шагнули раз, шагнули два — и очутились возле старика.

— Стой! — кричат.— Стой! Всё равно от нас не убежишь, всё равно живым не будешь!

Не растерялся Канбак-шал. Взглянул он на ве­ликанов и говорит:

— Некогда мне с вами разговаривать! У меня до­ма старуха голодная сидит. Сбегаю домой, покормлю её, а потом и с вами поговорю!

Разгневались великаны, бросились на Канбак-шала, а он и говорит:

— Подождите-ка вы! Давайте лучше сначала по­меримся силами, тогда и будет видно, кто кого съест.

Одноглазые не стали спорить, согласились.

Канбак-шал назначил день и место, где они долж­ны помериться силами, и отправился домой. Пришёл и обо всём рассказал своей старухе.

Стала она плакать:

— Что ж нам теперь делать? У тебя силы-то нет, чтобы победить одноглазых, съедят они тебя...

— Не плачь,— успокаивает её Канбак-шал,— не съедят! Правда, они сильнее меня, да зато я умнее их!

Взял Канбак-шал гусиное яйцо, взял большой кувшин с кислым молоком и на другой день отпра­вился к назначенному месту. Смотрит — а одноглазые уже ждут его.

— Почему так поздно? — кричат.— Давай ме­риться силами!

— Что вы так торопитесь? Не терпится, что ли? — спрашивает Канбак-шал, а сам посмеивается.

— Бороться давай! — кричат одноглазые.

— Нет,— отвечает Канбак-шал,— не следует нам бороться. Сами подумайте: ведь во время борьбы можно порвать друг на друге одежду. Или и того ху­же: вдруг я до смерти вас зашибу? Нет, уж лучше испробуем наши силы как-нибудь иначе.

— А как? — спрашивают одноглазые.

— Ну, давайте для начала из камня воду выдав­ливать!

— Давай! — кричат одноглазые.— Давай!

Схватили камни, зажали в кулаки — камни мел­ким песком рассыпались.

— Нашли чем удивить! — говорит Канбак-шал.— Камень в песок превратить нетрудно. Вы воду выда­вите из камня!

— Не можем,— отвечают одноглазые.

— А я могу! Смотрите!

Взял Канбак-шал гусиное яйцо и сжал его в кула­ке. Треснула скорлупа — вытекло яйцо на землю.

Удивились одноглазые: никогда не видели такого.

— Вот ты какой! — говорят.

— Чему вы так удивились? — спрашивает Кан­бак-шал.— Не думаете ли вы, что в этом вся моя си­ла? А ну-ка, идёмте теперь вырывать из земли дере­вья с корнями!

Кинулись одноглазые — стали выдирать деревья. Выдирают да в сторону отбрасывают. Устали, заму­чились. А Канбак-шал посматривает на них и говорит:

— Это что! Разве много силы нужно, чтобы такие молодые деревья вырвать? Вот вы попробуйте-ка байтерак из земли вырвать, тогда и увидим, как вы сильны.

А байтерак этот был огромный — в три обхвата, вершиной до самых облаков.

Пришли к байтераку.

— Ну, вырывайте с корнями! — говорит Канбак-шал.

Стали одноглазые вырывать байтерак. Да куда там! Не только вырвать — и согнуть не могли.

Канбак-шал смотрел, смотрел, потом засучил ру­кава и кричит:

— Отойдите-ка подальше! Меня пустите!

Подбежал он к байтераку, ударил по нему ла­донью и говорит сам с собой:

— В сторону солнца или в сторону луны? Если в сторону солнца брошу, разобью солнце; если в сторо­ну луны брошу, разобью луну...

— Не губи нас, старик! —бзавопили одноглазые.— Не бросай ни в ту, ни в другую сторону! Нам нужны и солнце и луна! Без них нельзя нам будет жить на земле!..

— Ну ладно,— важно сказал Канбак-шал.— Давайте по-другому пробовать силы. Ну, хоть разо­бьём, что ли, какой-нибудь утёс да так ударим, чтоб из него мозги выскочили!

Согласились одноглазые:

— Давай!

Принялись они крошить утёсы.

Камни во все стороны летят! Кругом шум стоит — оглохнуть можно! Только мозги из утёсов так и не выскочили.

Тут Канбак-шал незаметно поставил в расщелину кувшин с молоком да как ударит кулаком по кувши­ну! Трах! — всё молоко в стороны разбрызгалось.

— Вот видите, как я вышиб мозги из утёса? — го­ворит старик.— То же и с вами будет!

Испугались одноглазые, стоят как вкопанные, слова вымолвить не могут. А потом опомнились, ото­шли в сторону и начали сговариваться:

— Надо этого старика убить, не то он сам нас по­губит!..

Пошептались, пошептались и пригласили Канбак-шала в гости. Привели в свою юрту и стали угощать жареной бараниной.

Глотают одноглазые сразу по полбарана. И Кан­бак-шал от них не отстаёт — только не в рот барани­ну кладёт, а незаметно в угол отбрасывает.

Диву даются одноглазые, шепчут один другому:

— Ну и старик! Раз он ест больше нас, то и силы у него больше, чем у нас. Обязательно надо убить его! А то нам от него житья не будет.

После еды приготовили они для Канбак-шала по­стель. Постель эта была сложена из толстых брёвен, а вместо подушки — большой круглый камень.

Канбак-шал без разговоров улёгся на эту постель, как будто всю жизнь спал на такой. Потушили одно­глазые огонь и тоже улеглись.

Хитрый Канбак-шал сейчас же притворился спя­щим: храпит на всю юрту!

А одноглазые сели рядом и стали шептаться.

— Ступай,— говорят младшему,— принеси самую тяжёлую дубину: убьём Канбак-шала.

Отправился тот и принёс огромную дубину.

А Канбак-шал услышал это и, не будь глуп, ти­хонько слез с постели да и спрятался в угол. При­таился, сидит и не дышит.

Старший одноглазый взял дубину, подкрался к постели да как ударит изо всей силы! Ударил раз, ударил два и говорит:

— Ну, теперь, наверно, старику конец пришёл!

Обрадовались одноглазые, легли спать.

Утром встают они и видят — Канбак-шал сидит на постели жив и здоров. Сидит и почёсывается.

Удивились они, стали шептаться:

— Как же он остался цел и невредим?

А потом спрашивают Канбак-шала:

— Как тебе в эту ночь спалось?

Отвечает им Канбак-шал:

— Очень уж много мух у вас в юрте! Ночью у ме­ня по лбу ползали, спать мне мешали!

Ещё больше испугались одноглазые. Не знают, что и делать.

А Канбак-шал собирается домой.

Чтобы угодить старику, одноглазые сделали ему богатый подарок и проводили в степь.

Вернулся Канбак-шал домой и говорит:

— Ну, старуха, силы у одноглазых много, а ума мало.

И рассказал ей всё, что случилось.

А одноглазые отправились на добычу и встретили лису. Спрашивает их лиса, как они расправились со стариком.

— Разве такого силача одолеешь! — говорят одно­глазые.— Лучше его и не трогать...

— Эх вы, глупые головы! Нашли кого бояться! Ступайте к старику, поймайте его, съешьте его! Ведь у него никакой силы нет! Он в ветреную погоду даже ходить не может — с ног валится. Оттого-то и зовут его Канбак-шалом!

Поверили одноглазые лисе и пошли к Канбак-шалу.

Увидела их из юрты старуха и кричит:

— Старик, старик! Что делать?.. К нам одногла­зые идут!

— Не бойся,— говорит Канбак-шал.— Пусть идут. А ты сиди спокойно да делай, что я тебе ска­жу. Когда придут одноглазые, я приму их ласково, попрошу войти в нашу юрту. Потом я тебе скажу: «Жена, приготовь для дорогих гостей угощение». А ты мне в ответ скажешь: «Из чего я буду готовить? Ничего у нас нет!» Что дальше будет, сама увидишь!

Не успел он договорить, подошли к юрте одногла­зые, сами злые-презлые! Канбак-шал принял их ла­сково и говорит:

— Добро пожаловать, гости дорогие! Войдите в мою юрту! Очень я рад, что вы ко мне пришли!

Одноглазые влезли в юрту. Чуть не сломали её. Усадил их Канбак-шал на почётное место и говорит жене:

— Эй, жена, приготовь угощение для дорогих го­стей!

— А из чего я буду готовить? — спрашивает ста­руха.— Ничего у нас нет...

— Как — ничего нет? — говорит Канбак-шал.— Разве мы уже доели тех одноглазых, которых я вчера утром притащил? Не может этого быть! Хоть один да остался! Его и зажарь нам!

Услышали это одноглазые, испугались, ум поте­ряли да скорее бежать! Все разом выскочить не мог­ли, перебросили юрту через себя и пустились со всех ног!

— Хорошо, что мы успели выбежать, а то старик и нас непременно съел бы!..

Бегут они, бегут, вдруг навстречу им лиса:

— Куда это вы бежите?

— От Канбак-шала спасаемся!

— Эх вы, глупые! — говорит лиса.— Он вас опять перехитрил. Пойдёмте к нему, пойдёмте! У него ника­кой силёнки нет!

— Ну тебя!— отвечают одноглазые.— Не верим мы тебе! Вы, лисицы, все лукавые, обманщицы!

— Если не верите,— говорит лиса,— держите ме­ня за хвост. Нападёт на вас Канбак-шал, будете — ха-ха-ха! — мною от него отбиваться!

Поверили одноглазые лисе, ухватились за её хвосг и пошли вместе с ней обратно. Увидела их старуха — испугалась.

— Ну,— плачет,— теперь конец нам! Лисица одноглазых ведёт!..

А Канбак-шал спокойно вышел им навстречу и давай кричать:

— Умница, лиса! Умница! Хорошо, что ты ведёшь одноглазых ко мне! Они как раз на обед мне нужны, да вот убежали. Веди их, веди! Как тех одноглазых в прошлый раз привела, так и этих веди! Уж я перед тобой в долгу не останусь! Уж я тебе заплачу за твои услуги!

Услышали это одноглазые — бросились бежать. А лиса не отстаёт от них, всё твердит:

— Эх, вы! Ну чего вы боитесь этого старика? Ведь у него нет никакой силы!

— А, так ты заманить нас хочешь?..— закричали одноглазые.

Схватили они лису за хвост, стали ею размахивать во все стороны, а потом так ударили её о землю, что тут ей и конец пришёл. А сами поскорее убежали, не разбирая дороги.

Канбак-шал содрал с лисы шкуру, продал её и ку­пил овцу.

Овца принесла ему двух ягнят. Выросли ягнята, стали овечками — принесли ему четырёх ягнят.

Немного времени прошло — появилось у Канбак-шала целое стадо овец.

Канбак-шал своих овец пас, а старуха их стригла, из шерсти пряжу пряла. Построили они новенькую белую юрту и стали жить без нужды и без страха. А одноглазые в ущелье скрылись и никогда больше не показывались — так их Канбак-шал напугал!

 

к содержанию