Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

 

КРАСНАЯ ШАПОЧКА

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэЖила-была в деревне одна женщина. У нее была маленькая дочка. Женщина купила ей красную шапочку. Девочке красная шапочка так понравилась, что она никогда не снимала ее. Все так и звали ее: Красная Шапочка.

Однажды мать испекла пирожок и сказала:

— Сходи-ка, Красная Шапочка, к бабушке, снеси ей пирожок и горшочек масла да узнай, здорова ли она.

Красная Шапочка сейчас же отправилась к бабушке, в другую деревню.

Идет она лесом, а навстречу ей Волк. Захотел Волк съесть Красную Шапочку, да не посмел, по­тому что поблизости работали дровосеки. Вот он и спрашивает ее:

— Куда ты идешь, Красная Шапочка?

— Я иду к бабушке, — отвечает она, —  несу ей пирожок да горшочек масла.

— А далеко ли живет твоя бабушка? — спра­шивает Волк.

— Очень далеко, — отвечает ему Красная Ша­почка: — вот за тою мельницей, что виднеется впереди.

— Знаешь что,— говорит Волк:— пойду-ка и я к бабушке. Я пойду этой дорогой, а ты ступай той; посмотрим, кто из нас скорее придет!

Волк бросился изо всех сил бежать по самой короткой дороге, а Красная Шапочка пошла по самой длинной. По пути она собирала орехи, гонялась за бабочками, рвала цветы. Не прошла она и полдороги, как Волк уже прискакал к ба­бушкиному дому и постучался:

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ— Тук-тук!

— Кто там? — спросила бабушка.

— Это я, Красная Шапочка, ваша внучка,— отвечал Волк тоненьким голоском.— Я принесла вам пирожок да горшочек масла. 

Бабушка лежала в постели, больная. По голо­су она приняла Волка за Красную Шапочку и крикнула:

— Дерни за веревочку, дверь и отворится!

Волк дернул за веревочку, дверь отворилась.

Бросился он на бабушку и разом проглотил ее.

Потом Волк закрыл дверь, улегся в бабушки­ну постель и стал поджидать Красную Шапочку. Скоро она пришла и постучалась:

— Тут-тук!

— Кто там такой? — спросил волк.

Услышав грубый волчий голос, Красная Ша­почка сначала испугалась, но подумала, что у бабушки насморк, и ответила:

— Это я, внучка ваша, Красная Шапочка. Не­су вам пирожок да горшочек масла!

Волк крикнул:

— Дерни за веревочку, дверь и отворится!

Красная Шапочка дернула за веревочку, дверь отворилась.

Когда она вошла, Волк закрылся одеялом до са­мого носа, чтобы девочка его не узнала, и гово­рит:

— Поставь куда-нибудь горшочек масла да пирожок и полежи со мной, отдохни с дороги!

Красная Шапочка легла рядом с Волком и го­ворит:

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

— Бабушка, какие у вас длинные руки!

— Это, внучка, чтобы получше обнимать тебя.

— Бабушка, какие у вас большие уши!

— Это, внучка, чтобы получше слышать тебя.

— Бабушка, какие у вас большие глаза!

— Это, внучка, чтобы получше видеть тебя.

— Бабушка, какие у вас большие зубы!

— Это для того, чтобы съесть тебя!

С этими словами Волк бросился на Красную Шапочку и проглотил ее.

В это время мимо домика проходили дровосе­ки. Они услышали шум, вбежали в домик и уби­ли Волка. Потом разрезали ему живот, и оттуда вышли Красная Шапочка и ее бабушка, — целы и невредимы.

  

 

 

МАЛЬЧИК-С-ПАЛЬЧИК

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэЖил-был дровосек с женой, и было у них семеро детей, все мальчики.

Жили они очень бедно, и семеро детей были им в тягость.

Самый младший мальчик был очень малень­кого роста. Когда он родился, то был не больше пальца. Поэтому его и прозвали Мальчик-с-пальчик.

Однажды в той стране случился страшный го­лод. Дровосек не знал, чем кормить своих детей, и решил как-нибудь от них избавиться.

Раз вечером, когда ребятишки улеглись спать, дровосек сел с женою у огня и сказал ей:

— Мы больше не в силах прокормить наших ребятишек. Я не вынесу, если они на наших гла­зах умрут с голоду. Давай заведем их завтра в лес и там оставим. Пока они будут собирать хворост, мы незаметно уйдем от них.

— Ах, что ты! — воскликнула жена. — Неуже­ли ты решишься отвести своих родных детей на погибель?

Дровосек принялся уговаривать жену. Но сколь­ко он ни говорил о их бедности, жена долго не соглашалась с ним. Но, рассудив, как ей будет тяжело, если дети умрут с голоду на ее глазах, она, наконец, согласилась с мужем и легла спать, заливаясь слезами.

Мальчик-с-пальчик слышал все, что они гово­рили. Он проснулся во время их разговора, слез потихоньку с постели и, спрятавшись под ска­мейку, на которой сидели родители, все под­слушал.

Потом он опять лег в постель, но всю ночь не мог уснуть, раздумывая, что теперь делать.

Утром Мальчик-с-пальчик встал раньше всех и пошел на берег ручья. Там он набрал полные карманы маленьких белых камешков и незаметно вернулся домой. 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэКогда дети встали, отец с матерью покормили их и повели в лес собирать хворост.

Ничего не подозревая, дети весело пошли вслед за родителями.

Шли они долго и пришли, наконец, в такой дремучий лес, в котором за десять шагов нельзя было разглядеть друг друга. Дровосек стал ру­бить дрова, а дети собирали хворост в вязанки.

Увидав, что дети занялись работой, дровосек с женой незаметно убежали по маленькой, чуть заметной тропинке.

Догадавшись, что родители оставили их одних в лесу, дети стали плакать и кричать от испуга. Не испугался один Мальчик-с-пальчик. Он знал, как найти дорогу домой. Когда они шли в лес, Мальчик-с-пальчик все время вынимал из карманов маленькие белые камешки и бросал их. По этим камешкам он и надеялся выбраться теперь из лесу.

— Не бойтесь, братцы! — сказал он. — Я при­веду вас домой!

Братья пошли за ним, и он привел их домой той же дорогой, по которой они шли в лес.

Сразу войти в дом они побоялись и, прижавшись к двери, стали слушать, о чем говорят отец с матерью.

А надо вам сказать, что, когда дровосек с же­ной возвратились из лесу, один сосед отдал им деньги, которые брал у них в долг. Это было очень кстати.

Дровосек обрадовался и сейчас же послал жену в мясную лавку. А так как они давно уже ниче­го не ели, она купила мяса гораздо больше, чем нужно было для двоих.

Когда они наелись, жена вздохнула и сказала:

— Ах, где-то теперь наши бедные детки! Как бы они хорошо поужинали вместе с нами! И как у тебя хватило духу погубить своих родных детей? Ведь говорила я тебе, что будем мы после плакать! Ну, что они теперь делают в этом дремучем лесу? Ах, может быть, их уже съели волки!

И она горько заплакала. Дровосеку и самому было очень жалко детей, но он не показывал виду и уговаривал жену не вспоминать о них.

Но жена дровосека так и заливалась слезами.

— Ах, — плакала она, — где теперь мои детки, где мои бедные детки?..

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Услышав это, дети не выдержали и разом за­кричали:

— Мы здесь! Мы здесь! 

Мать бросилась отворять дверь и, целуя и об­нимая детей, сказала:

— Как я рада, что вы вернулись, мои милые детки! Вы, наверно, очень устали и проголо­дались?

Дети сели за стол, принялись усердно есть и рассказывать, как страшно было в лесу и как
Мальчик-с-пальчик вывел их на дорогу.

Отец с матерью радовались возвращению де­тей, но, когда деньги были истрачены, они загоре­вали и снова решили завести детей в лес. А что­бы дети не вернулись обратно, как в первый раз, они сговорились отвести их еще дальше.

Как тихо они ни сговаривались об этом, Мальчик-с-пальчик все-таки подслушал их. Он не очень испугался, потому что думал привести братьев до­мой так же, как и в первый раз. Но хотя он встал очень рано, белых камешков набрать ему не удалось: дверь была заперта крепко-накрепко.

Мальчик-с-пальчик не знал, что ему и делать. Но, когда мать дала утром детям по куску хлеба, он решил, что вместо камешков будет бросать крошки хлеба и найдет по этим крошкам дорогу мой. Поэтому он не съел свой хлеб, а спрятал его в карман.

Отец и мать завели детей в самую непрохо­димую, самую темную чащу дремучего леса. Как только они пришли туда, дровосек с женой веле­ли детям собирать хворост, а сами сейчас же убежали.

Когда Мальчик-с-пальчик заметил, что родители опять оставили их одних, он стал искать хлебные крошки, чтобы по ним найти дорогу домой. Но нигде не было видно ни одной крошки: лесные птицы поклевали их.

Не найдя дороги, дети заплакали и пошли, куда глаза глядят.

С каждым шагом они заходили все дальше и дальше в чащу леса. Пока они шли, настала ночь и поднялся сильный ветер. Ребятишки дрожали от холода и страха. Им казалось, что со всех сторон воют волки и бегуг к ним, чтобы съесть их. Дети боялись разговаривать и оглядываться по сторонам.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Вскоре еще хлынул проливной дождь и на­сквозь промочил их.

На каждом шагу они спотыкались, скользили, падали в грязь и вставали все перепачканные, а через несколько шагов снова падали в канавы.

Наконец, они выбрались на ровное место и решили немного передохнуть. Братья сели у боль­шого пня, а Мальчик-с-пальчик влез на макушку дерева, посмотреть — не видно ли где-нибудь дороги или человеческого жилья.

Осмотревшись, он увидал вдали маленький огонек. Мальчик-с-пальчик спустился с дерева и повел братьев в сторону огонька.

Долго дети шли по лесу, много раз теряя ого­нек из виду. Наконец, они пришли к домику, из окошка которого виднелся огонек.

Дети постучали в дверь. На их стук вышла женщина с фонарем в руке и спросила, что им нужно.

Мальчик-с-пальчик сказал, что он и его братья заблудились в лесу и просят пустить их перено­чевать.

Увидав, какие они хорошенькие, женщина за­плакала и сказала:

— Ах, бедные дети, куда вы зашли! Да зна­ете ли вы, что здесь живет Людоед, который ест маленьких детей?

— Что же нам делать? — ответил Мальчик-с-пальчик, дрожа от испуга, как и его братья. — Ведь если вы нас прогоните, все равно нас съедят в лесу волки! Уж пусть лучше нас скушает ваш муж! Да он, может быть, и сжалится над нами, если вы его хорошенько об этом попросите!

Жена Людоеда, подумав, что ей удастся спря­тать детей до утра, впустила их и посадила греть­ся к огню, на котором жарился целый баран на ужин Людоеду.

Только дети начали согреваться, как послы­шались сильные удары в дверь: это Людоед воз­вратился домой. Женщина сейчас же спрятала детей под кровать и пошла отворять ему.

Войдя в комнату, Людоед спросил, готов ли ужин и принесено ли вино. Жена усадила Людо­еда за стол и поставила перед ним огромный кув­шин вина и целого барана. Баран еще не дожа­рился, из него капала кровь, но от этого он по­казался Людоеду еще вкуснее. Он быстро обгладывал бараньи кости и большими глотками пил вино.

Вдруг Людоед стал вертеть головой направо и налево и нюхать.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

— Я чую запах человеческого мяса, — сказал он.

—  Что ты, откуда у нас человеческое мясо? — отвечала жена. — Это, должно быть, пахнет телен­ком. Я только сейчас сняла с него шкуру.

— Говорят тебе, что пахнет человеческим мя­сом! — закричал Людоед и так ударил по столу кулаком, что тарелки подпрыгнули чуть ни до потолка.

Сказав это, он встал и подошел прямо к кро­вати.

— А! — закричал он, увидав детей. — Так вот как ты меня обманываешь! Тебя за такой обман самоё следовало бы съесть!

И одного за другим он вытащил детей из-под кровати.

Бедные дети бросились на колени и умоляли Людоеда не убивать их. Но они попались в руки самому злому из всех людоедов. Он нисколько не разжалобился и говорил, что обязательно съест их. Говоря это, он схватил одного мальчика за ногу и уже хотел зарезать его.

— Ну, что ты так торопишься? — сказала ему жена. — Ведь мяса у нас еще целая груда, — смо­три: вот теленок, два барана, полсвиньи...

— Ну, ладно, — сказал Людоед. — Подожду до завтра. А сейчас накорми ребят хорошенько, что­бы они не похудели, да уложи спать.

Добрая женщина обрадовалась, что Людоед не тронул детей, и принесла им хороший ужин, но мальчики от испуга не могли съесть ни кусочка.

А Людоед снова принялся пить вино и радо­вался, что у него есть такая замечательная закус­ка. Он выпил целый кувшин вина и сейчас же от­правился спать.

У Людоеда было семь дочерей. Эти дочери бы­ли злые и безобразные. Хотя они были еще очень маленькие, но ели человеческое мясо так же, как и их отец.

В этот вечер их рано уложили спать. Дочери Людоеда лежали все на одной большой кровати, и у каждой из них на голове был золотой веночек.

В той же комнате стояла другая кровать, та­кой же величины. На эту кровать жена Людоеда уложила мальчиков, а потом сама отправилась спать.

Мальчик-с-пальчик заметил,что у дочерей Людо­еда на головах надеты золотые веночки. Боясь, чтобы Людоед не зарезал его с братьями ночью, Мальчик-с-пальчик тихонько встал и снял с себя и братьев свои шапочки.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Потом он снял осторожно золотые веночки с маленьких людоедок и на­дел им на головы шапочки, а себе и братьям веноч­ки. Сделал он это для того, чтобы Людоед принял мальчиков за своих дочерей, а своих дочерей за мальчиков, которых он хотел зарезать. 

Все случилось, как думал Мальчик-с-пальчик. Людоед просиулся среди ночи, быстро соскочил с кровати, схватил большой нож, тихонько про­брался в комнату своих дочерей и подошел к кро­вати, на которой лежали мальчики. Все они спали, кроме Мальчика-с-пальчик. Он очень ис­пугался, когда Людоед, ощупав головы других братьев, стал щупать и его голову.

Нащупав золотые веночки, Людоед сказал:

— Ну вот, чуть было я не зарезал своих до­черей! Должно быть, вчера я выпил слишком много вина.

Затем он подошел к кровати маленьких лю­доедок к, нащупав шапочки мальчуганов, сказал:

— А, вот где лежат мальчишки!

С этими словами он, не задумываясь, заре­зал всех своих дочерей и снова пошел спать.

Как только Мальчик-с-пальчик услышал, что Людоед ушел, он сейчас же разбудил братьев и ве­лел им скорей одеваться и идти за ним. Они поти­хоньку вышли в сад и перелезли через ограду. Очутившись за оградой, они пустились бежать.

Целую ночь мальчики бежали, не зная куда.

А Людоед, проснувшись утром, сказал своей жене:

— Ступай-ка наверх да убери вчерашних мальчуганов.

Жена очень удивилась доброте Людоеда. Она думала, что муж велит одеть мальчиков.

Она поднялась наверх и, увидев, что все ее до­чери зарезаны, упала без чувств на пол.

"Что это она так долго не идет?" — подумал Людоед и тоже отправился наверх.

Когда он увидал своих дочерей мертвыми, он стал рвать на себе волосы с досады.

— Ах, что я наделал! — кричал он. — Все это подстроили мальчишки, но негодяи поплатятся за это, и очень скоро!

Людоед выплеснул целый горшок воды в нос своей жене и, когда она очнулась, сказал ей:

— Дай мне скорей мои сапоги-скороходы, я пойду догонять мальчишек.

Надев сапоги, Людоед бросился в погоню за детьми и, рыская во все стороны, нашел, наконец, их след.

Дети увидали Людоеда, который шагал с гор­ки на горку и перепрыгивал через большие реки, как через маленькие ручейки.

Они стали искать, куда бы им спрятаться от него. 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Мальчик-с-пальчик заметил неподалеку пещеру в скале и спрятался туда вместе с братьями.

Людоед устал от долгой погони. Он присел отдохнуть как раз на ту самую скалу, под кото­рой спрятались мальчики.

Он тотчас же заснул и принялся так ужасно храпеть, что дети помертвели от страха.

Но Мальчик-с-пальчик не растерялся. Он ве­лел братьям, пока Людоед спит, бежать скорей до­мой, а о нем не беспокоиться. Братья послушались его, выбрались из пещеры и пустились со всех ног.

А Мальчик-с-пальчик подкрался к Людоеду, потихоньку стащил с него сапоги-скороходы и надел их.

Сапоги-скороходы были большие и широкие. Но так как это были волшебные сапоги, то они могли и увеличиваться и уменьшаться. Когда Мальчик-с-пальчик надел их, они пришлись ему как раз впору, будто для него и были сшиты.

Надев сапоги-скороходы, Мальчик-с-пальчик подкрался к спящему Людоеду, вынул у него из кармана мешок с золотом и побежал домой. Братья уже были дома и встретили его с большой радостью.

Получив Людоедовы деньги, дровосек зажил богато и больше уже не заводил своих детей в лес.

 

 

 

ВОЛШЕБНИЦА

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэДавно-давно жила-была гордая и неприветли­вая женщина. У нее было две дочери. Старшая по­ходила на мать и лицом и характером. Младшая, напротив, была похожа на отца, — добра и вежлива. Кроме того, она была необыкновенная красавица.

Мать до безумия любила старшую дочь и не­навидела младшую. За старшей она ухаживала, как за важной принцессой, а младшую заставляла ра­ботать с утра до вечера и даже обедать ей ве­лела на кухне.

Два раза в день девушка должна была ходить за водой очень далеко от дома и приносить боль­шой тяжелый кувшин, полный доверху. 

Однажды, когда она была у колодца, к ней подошла бедно одетая старая женщина и попро­сила напиться.

Девушка выполоскала кувшин, зачерпнула во­ды и подала ей, а сама поддерживала его, чтобы старушке удобнее было пить. Напившись воды, старушка сказала:

— Ты очень добрая и вежливая девушка. За твою доброту и вежливость я сделаю тебе подарок!

Эта старушка была волшебница. Она оделась нищенкой, чтобы узнать, насколько молодая де­вушка была добра к бедным людям.

— И вот мой подарок,— продолжала она: — с этой минуты кажгдый раз, как ты скажешь слово, ты будешь ронять изо рта цветок или драгоцен­ный камень.

Сказав это, старушка исчезла, а девушка за­черпнула воды и отправилась в обратный путь.

Когда она вернулась домой, мать принялась бранить ее за то, что она так долго не возвра­щалась.

— Простите меня, матушка, что я так запоз­дала! — отвечала девушка, и тут же у нее изо рота выпали две розы, две жемчужины и два круп­ных бриллианта.

— Что это? — воскликнула с удивлением мать. — У тебя изо рта падают жемчуг и бриллианты! Что это значит, дочка?

Молодая девушка рассказала ей все, и при каждом слове изо рта у нее падали розы и брил­лианты.

— Вот оно что! — сказала мать. — Ну, тогда нуж­но послать к этому колодцу и твою старшую се­стру! Поди сюда, дочка, посмотри, что падает изо рта у твоей сестры, когда она говорит! Наверно, и ты была бы рада получить такой же подарок от волшебницы. Для этого нужно только пойти за водой к колодцу, и когда бедно одетая женщина попросит у тебя напиться, вежливо подать ей кув­шин.

— Очень мне нужно ходить за водой! — отве­чала грубиянка.

— Я приказываю тебе пойти туда! — закричала мать. — Иди сию же минуту!

Лентяйка взяла самый красивый серебряный кувшин, какой только был у них в доме, и пошла к колодцу, продолжая ворчать.

Не успела она подойти к колодцу, как увидала богато одетую красавицу. Красавица подошла к ней и попросила напиться. Это была та же волшебница, которая являлась к ее сестре. На этот раз она оделась принцессой, чтобы узнать характер и этой девушки.

— Разве я пришла сюда, чтобы вас поить? — сказала ей грубиянка.— Может быть, вы думаете, что и этот серебряный кувшин я принесла для вас? Как бы не так! Если хочется пить, зачерпните рукой и пейте!

— Ты очень груба, — сказала волшебница. — За свою грубость ты получишь от меня подарок: каж­дый раз, как ты скажешь какое-нибудь слово, изо рта у тебя будет выпадать змея, жаба или крыса.

Сказав это, волшебница быстро удалилась, а грубиянка не спеша пошла домой.

Мать никак не могла дождаться своей любимой дочери и вышла ее встречать.

Как только мать увидала свою любимицу, она закричала:

— Ну что же, дочь моя? Как твои дела?

— Ну что же, мать моя? Как твои дела? — передразнила ее грубиянка, и у нее изо рта сей­час же стали падать змеи и жабы.

— Что я вижу? — в ужасе закричала мать. — Это, наверное, проделки твоей сестры!.. Ну, она поплатится за это!

И она бросилась бить младшую дочь. Бедняжка убежала и спряталась в соседнем лесу.

Здесь увидал ее молодой принц, возвраща­вшийся с охоты. Пораженный ее красотою, он спросил, что она делает одна в лесу и почему так горько плачет.

— Ах, мать выгнала меня из дому! — сказала девушка, и при этих словах у нее изо рта выпало пять или шесть жемчужин и столько же брилли­антов.

Принц был очень изумлен. Он попросил де­вушку рассказать, почему у нее изо рта падают бриллианты и жемчуг.

Она рассказала ему обо всем, что с ней слу­чилось. Принц тут же влюбился в девушку, при­вез ее во дворец и жеиился на ней.

А сестра ее до того всем опротивела со своими лягушками и жабами, что даже родная мать про­гнала ее от себя.

 

 

 

РИКЭ-ХОХОЛОК

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэМного лет тому назад жили-были король с королевой. У них родился такой безобразный ребе­нок, что все, кто видел новорожденного, долго сомневались, человек ли это. Королева-мать была очень огорчена уродством своего сына и часто плакала, глядя на него.

Однажды, когда она сидела у его колыбели, в комнату явилась добрая волшебница. Она посмо­трела на маленького уродца и сказала:

— Не горюйте так сильно, королева: мальчик, правда, очень уродлив, но это вовсе не помешает ему быть добрым и привлекательным. Кроме того, он будет умнее всех людей в королевстве и мо­жет сделать умным того, кого полюбит больше всех.

Все были очень обрадованы пророчеством доб­рой волшебницы, но больше всех была рада ко­ролева. Она хотела поблагодарить волшебницу, но та исчезла так же незаметно, как и появилась.

Предсказание волшебницы сбылось. Как толь­ко ребенок научился произносить первые слова, он стал говорить так умно и складно, что все при­ходили в восторг и восклицали:

— Ах, как умен маленький королевич!

Я забыл сказать, что королевич родился с хо­холком на голове. Поэтому его так и прозвали — Рикэ-Хохолок.

В это же время у соседней королевы родилась дочь. Она была прекрасна, как летний день. Коро­лева чуть не сошла с ума от радости, уви­дав, как красива ее дочь. Но та же самая волшеб­ница, которая была при рождении маленького Рикэ, сказала ей:

— Не радуйтесь так, королева: маленькая прин­цесса будет настолько же глупа, насколько красива.

Это предсказание очень огорчило королеву. Она заплакала и стала просить волшебницу, чтобы та дала хоть немного ума ее маленькой дочери,

— Этого я не могу сделать, — сказала волшеб­ница, — но я могу сделать так, что тот, кого принцесса полюбит, станет таким жe красивым, как она.

Сказав это, волшебница исчезла.

Принцесса подрастала и с кажгдым годом ста­новилась все красивее и красивее. Но вместе с красотой увеличивалась и ее глупость.

Она ничего не отвечала, когда ее спрашивали, или отвечала так глупо, что все затыкали уши. Кроме того, она была такая разиня, что не могла на стол поставить чашку, не разбив ее, а когда пила воду, половину проливала себе на платье. И поэтому, несмотря на всю свою красоту, она никому не нравилась.

Когда во дворце собирались гости, все снача­ла подходили к красавице поглядеть на нее, по­любоваться ею; но скоро уходили от нее, услышав ее глупые речи.

Это очень огорчало бедную принцессу. Она без сожаления готова была бы отдать всю свою красоту за самую маленькую капельку ума.

Королева, как ни любила дочь, все же не мог­ла удержаться, чтобы не упрекать ее глупостью. Это заставляло принцессу еще больше страдать. 

Однажды она ушла в лес погоревать о своем несчастии. Гуляя по лесу, она увидала маленько­го горбатого человечка, очень некрасивого, но рос­кошно одетого. Человечек шел прямо к ней.

Это был молодой принц Рикэ-Хохолок. Он увидал портрет красавицы-принцессы и влюбился в нее. Покинув свое королевство, он пришел сюда, чтобы попросить принцессу стать его женой.

Рикэ очень обрадовался, встретив красавицу. Он поздоровался с нею и, заметив, что принцесса очень печальна, сказал ей:

— Почему вы, принцесса, так печальны? Ведь вы так молоды и прекрасны! Я видел много краси­вых принцесс, но такой красавицы никогда не встречал.

— Вы очень добры, принц, — отвечала ему кра­савица, да на том и остановилась, потому что по

глупости своей не могла ничего больше прибавить.

— Можно ли грустить тому, кто так красив? — продолягал Рикэ-Хохолок.

— Я скорее согласилась бы, — сказала прин­цесса, — быть такой же уродливой, как вы, чем быть такой красивой и такой глупой.

— Вы вовсе не так глупы, принцесса, если считаете себя глупой. Кто по-настоящему глуп, тот ни за что не признается в этом.

— Этого я не знаю, — сказала принцесса, — я знаю только, что я очень глупа, оттого я так и горюю.

— Ну, если вы горюете только из-за этого, я могу помочь вам в вашем горе.

— Как же вы это сделаете? — спросила прин­цесса.

— Я могу, — сказал Рикэ-Хохолок — сделать умной ту девушку, которую полюблю больше всех. А так как я люблю вас больше всех на свете, то я могу вам передать столько ума, сколько вы захотите, если только вы согласитесь выйти за меня замуж.

Принцесса смутилась и ничего не ответила.

— Вижу, что мое предложение огорчило вас, — сказал Рикэ-Хохолок, — но я не удивляюсь этому. Я даю вам целый год на раздумье. Через год я приду за ответом.

Принцесса вообразила, что год будет тянуться без конца, и согласилась.

И как только она обещала Рикэ-Хохолку вый­ти за него замуж, так сейчас же почувствовала себя совсем другой. Она в ту же минуту начала складно и хорошо разговаривать с Рикэ-Хохолком и говорила так разумно, что Рикэ-Хохолок поду­мал, уж не передал ли он ей ума больше, чем оста­вил себе.

Когда принцесса вернулась во дворец, при­дворные не знали, что и подумать о чудесной и бы­строй перемене, которая произошла в ней. Прин­цесса ушла в лес совершенно глупой, а верну­лась необыкновенно умной и рассудительной.

Король стал обращаться к принцессе за сове­тами и даже решал иногда в ее комнате важные государственные дела.

Слух об этой необыкновенной перемене распро­странился повсюду. Из всех соседних королевств стали съезжаться молодые принцы. Каждый ста­рался понравиться принцессе и просил ее вый­ти за него замуж. Но принцесса находила их не­достаточно умными и не соглашалась выходить замуж ни за кого из них.

Наконец, однажды явился очень богатый, очень умный и очень стройный королевич. Он сразу же понравился принцессе.

Король заметил это и сказал, что она может выйти замуж за этого королевича, если хочет.

Желая получше обдумать, как ей поступить, принцесса пошла прогуляться и совершенно слу­чайно забрела в тот лес, где год назад встрети­лась с Рикэ-Хохолком.

Гуляя по лесу и раздумывая, принцесса услы­шала под землей какой-то шум. Казалось, что там взад и вперед бегали и суетились люди.

Принцесса остановилась и, прислушавшись внимательнее, услышала крики:

— Подай мне котел!

— Подбрось дров в огонь!..

В ту же минуту земля расступилась, и прин­цесса увидела у своих ног большую подземную кухню, полную поваров, поварят и всякой при­слуги. Целая толпа поваров в белых колпаках и фартуках, с огромными ножами в руках вышла из этой подземной кухни. Они отправились на одну из лесных полянок, уселись вокруг длинного стола и принялись рубить мясо, распевая при этом ве­селые песенки.

Удивленная принцесса спросила у них, для кого они готовят такой богатый пир.

— Для принца Рикэ-Хохолка, — отвечал ей са­мый толстый повар.— Завтра он празднует свою свадьбу. 

Тут принцесса вспомнила, что ровно год назад, в этот же самый день, она обещала выйти замуж за маленького уродца, и чуть не упала в обморок.

Оправившись от волнения, принцесса пошла дальше, но не сделала и тридцати шагов, как пе­ред ней явился Рикэ-Хохолок, веселый, здоровый, великолепно одетый, как и полагается жениху.

— Вы видите, принцесса, я верен моему сло­ву, — сказал он. —Думаю, что и вы пришли сюда, чтобы сдержать ваше слово и сделать меня самым счастливым человеком в мире.

— Нет, — отвечала принцесса, — я еще не ре­шилась, да, наверно, никогда и не решусь выйти за вас замуж.

— Но почему же? — спросил Рикэ-Хохолок. — Неужели вы не хотите выйти за меня замуж из-за моего безобразия? Может быть, вам не нравится мой ум или мой характер?

— Нет, — отвечала принцесса,— мне нравится и ваш ум и ваш характер...

— Значит, вас пугает только мое безобразие? — сказал Рикэ-Хохолок. — Но это поправимое дело, потому что вы можете сделать меня очень краси­вым человеком!

— Как же сделать это? — спросила принцесса.

— Очень просто, — отвечал Рикэ-Хохолок. — Ес­ли вы полюбите меня и захотите, чтобы я был краси­вым, я и стану красивым. Волшебница дала мне ум и способность сделать умною ту девушку, которую я полюблю. И та же самая волшебница дала вам спо­собность сделать красивым того, кого вы полюбите.

— Если это так, — сказала принцесса, — то я всем сердцем хочу, чтобы вы сделались самым кра­сивым на свете!

И не успела принцесса произнести этих слов, как Рикэ-Хохолок показался ей самым красивым и самым стройным человеком, какого она когда-ни­будь видела.

Говорят, что волшебницы и их волшебство здесь вовсе ни при чем. Просто принцесса, полюбив Рикэ- Хохолка, перестала замечать его безобразие. То, что прежде ей казалось в нем безобразным, стало казаться красивым и привлекательным.

Так или иначе, но принцесса тут же согласи­лась выйти за него замуж, и на следующий же день они отпраздновали свадьбу.

 

 

ОСЛИНАЯ ШКУРА

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Жил однажды богатый и могущественный ко­роль. Золота и солдат у него было столько, сколь­ко ни один другой король даже во сне не видел. Жена его была самой красивой, и умной женщи­ной в свете. Король с королевой жили дружно и счастливо, но часто горевали, что у них нет де­тей. Наконец, они решили взять какую-нибудь девушку и воспитывать ее, как родную дочь. Слу­чай скоро представился. Один близкий друг коро­ля умер, и после него осталась его дочь, молодая принцесса. Король с королевой тотчас перевезли ее к себе во дворец.

Девушка росла и с каждым днем становилась все красивее и красивее. Это радовало короля с королевой, и, смотря на свою воспитанницу, они забывали о том, что у них нет своих детей.

Однажды королева опасно заболела. День ото дня ей становилось все хуже и хуже. Король дни и ночи не отходил от постели своей ягены. А она все слабела и слабела, и доктора в один голос сказали, что королева уже не встанет с по­стели. Вскоре это поняла и сама королева. Чув­ствуя приближение смерти, она подозвала короля и сказала ему слабым голосом:

— Я знаю, что скоро умру. Перед смертью я хочу попросить вас только об одном: если вы вздумаете жениться во второй раз, то женитесь только на той женщине, которая будет красивее и лучше меня.

Король, громко рыдая, обещал королеве ис­полнить ее желание, и она умерла.

Похоронив жену, король не находил себе места от горя, ничего не ел и не пил и так по­старел, что все его министры приходили в ужас от такой перемены.

Однажды, когда король, вздыхая и плача, си­дел в своей комнате, к нему явились министры и стали просить его, чтобы он перестал горевать и поскорее женился.

Но король даже и слышать не хотел об этом. Однако, министры не отставали от него и уве­ряли, что королю непременно следует жениться. Но сколько министры ни старались, их уговоры не убедили короля. Наконец, они так надоели ему своими приставаниями, что однажды король ска­зал им:

— Я обещал покойной королеве жениться во второй раз, если найду женщину, которая будет красивее и лучше ее. Но такой женщины нет во всем свете. Поэтому я никогда не женюсь.

Министры обрадовались, что король хоть не­много сдался, и стали каждый день показывать ему портреты самых замечательных красавиц, чтобы по этим портретам король выбрал себе же­ну. Но король говорил, что умершая королева была лучше, и министры уходили ни с чем.

Наконец, самый главный министр пришел однажды к королю и сказал ему:

— Король! Неужели ваша воспитанница ка­жется вам и по уму и по красоте хуже покойной королевы? Она так умна и красива, что лучшей жены вам не найти! Женитесь на ней! 

Королю показалось, что его молодая воспитан­ница-принцесса и в самом деле лучше и краси­вее королевы, и, не отказываясь более, он согла­сился жениться на воспитаннице.

Министры и все придворные были довольны, но принцессе это показалось ужасным. Ей вовсе не хотелось стать женой старого короля. Однако, король не слушал ее возражений и приказал ей как можно скорее готовиться к свадьбе.

Молодая принцесса была в отчаянии. Она не знала, что ей делать. Наконец, она вспомнила о вол­шебнице Сирени, своей тетке, и решила посовето­ваться с ней. В ту же ночь она отправилась к вол­шебнице в золотой коляске, запряженной боль­шим старым бараном, который знал все дороги.

Волшебница внимательно выслушала рассказ принцессы.

— Если ты будешь в точности исполнять все, что я прикажу тебе, — сказала она, — ничего пло­хого не случится.

Принцесса обещала быть послушной, и вол­шебница сказала:

— Прежде всего, потребуй у короля платье, голубое, как небо. Такого платья он не сможет тебе достать.

Принцесса поблагодарила волшебницу за со­вет и вернулась домой. На следующее утро она сказала королю, что до тех пор не согласится выйти за него замуж, пока не получит от него платья, голубого, как небо.

Король немедленно созвал самых лучших своих мастеров и приказал им сшить платье, голубое, как небо.

— Если же вы не угодите принцессе, — при­бавил он, — я прикажу повесить вас всех.

На другой же день мастера принесли зака­занное платье, и в сравнении с ним сам голубой небесный свод, окруженный золотыми облаками, показался не таким красивым.

Получив платье, принцесса не столько обра­довалась, сколько испугалась. Она опять поехала к волшебнице и спросила, что ей теперь делать. Волшебница была очень раздосадована, что за­мысел ее не удался, и велела принцессе потребо­вать у короля платье лунного цвета.

Король не мог ни в чем отказать принцессе. Он послал за самыми искусными мастерами, ка­кие только были в королевстве, и таким грозным голосом отдал им приказание, что не прошло и суток, как мастера уже принесли платье. 

При виде этого прекрасного наряда принцесса загоревала еще сильнее.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Узнав о второй неудаче, волшебница Сирень явилась к принцессе и сказала ей:

— И в тот и в другой раз королю удалось ис­полнить твои просьбы. Посмотрим-ка, удастся ли ему сделать это теперь, когда ты потребуешь у него платье, блестящее, как солнце. Едва ли ему удастся достать такое платье. Во всяком случае мы выиграем время.

Принцесса согласилась и потребовала от ко­роля такое платье. Король без раздумья отдал все бриллианты и рубины из своей короны, лишь бы платье блестело, как солнце. Поэтому, когда платье принесли и развернули, все сейчас же зажмурили глаза: оно и вправду блестело, как настоящее солнце.

Не радовалась одна принцесса. Она ушла в свою комнату, сказав, что у нее от блеска раз­болелись глаза, и принялась там горько плакать. Волшебница Сирень снова явилась к принцессе и была очень опечалена тем, что все ее советы кончаются так неудачно.

— Ну, теперь, дитя мое, — сказала она прин­цессе,— потребуй у короля шкуру его любимого осла. Ее-то уж он наверняка не даст тебе!

А надо сказать, что осел, шкуру которого вол­шебница велела потребовать у короля, был необык­новенный осел. Каждое утро он вместо навоза по­крывал свою подстилку блестящими золотыми монетами. Понятно, почему король так любил и берег этого осла.

Принцесса обрадовалась. Она была уверена, что король ни за что не согласится убить осла. Она весело побежала к королю и потребовала ослиную шкуру.


— Не горюй так сильно, милая! — сказала она, — Может быть, все, что случилось, послужит к луч­шему. Завернись в ослиную шкуру и поскорее уходи из дворца. С собой ты ничего не бери: сун­дук с твоими платьями будет следовать за тобою под землей. Вот тебе моя волшебная палочка. Когда тебе понадобится сундук, ударь палочкой по земле, и он явится перед тобой. Но уходи скорее, не медли. Король хотя и удивился такому странному требованию, но, не раздумывая, исполнил его. Осла убили и шкуру его торжественно принесли принцессе. Теперь-то уж она совсем не знала, что ей делать. Но тут к ней явилась волшебни­ца Сирень.

Принцесса поцеловала волшебницу, натянула на себя мерзкую ослиную шкуру, вымазала себе лицо сажей, чтобы ее никто не узнал, и вышла из дворца.

Исчезновение принцессы произвело большой переполох. Король разослал в погоню за прин­цессой тысячу всадников и множество пеших стрел­ков. Но волшебница сделала принцессу невидимой для глаз королевских слуг. Поэтому королю при­шлось отказаться от напрасных поисков.

А принцесса между тем шла путем-дорогою. Она заходила во многие дома и просила взять ее хоть служанкою. Но никто не хотел брать прин­цессу к себе, потому что в ослиной шкуре она казалась необыкновенно безобразной.

Наконец, она дошла до какого-то большого дома. Хозяйка этого дома согласилась принять бедную принцессу к себе в работницы. Принцесса поблаго­дарила хозяйку и спросила, что она должна де­лать. Хозяйка велела ей стирать белье, смотреть за индюшками, пасти овец и чистить свиные корыта.

Принцессу поместили на кухне. С первого же дня прислуга стала над ней грубо насмехаться. Однако, понемногу к ней привыкли. К тому же работала она очень усердно, и хозяйка не позво­ляла ее обижать.

Однажды, сидя на берегу ручья, принцесса по­смотрела в воду и увидала себя, как в зеркале.

Увидав себя в своей мерзкой ослиной шкуре, она испугалась. Принцессе стало стыдно, что она такая грязная, и, быстро скинув ослиную шкуру, она выкупалась в ручье. Но когда она возвра­щалась домой, ей опять пришлось напялить на себя противную шкуру.

К счастью, на следующий день был праздник, и принцессу не заставляли работать. Она вос­пользовалась этим и решила нарядиться в одно из своих богатых платьев.

Принцесса ударила по земле волшебной па­лочкой, и сундук с нарядами явился перед ней. Принцесса достала голубое платье, которое полу­чила от короля, ушла в свою комнатушку и стала наряжаться.

Она посмотрела на себя в зеркало, полюбова­лась собой и с тех пор каждый праздник наря­жалась в свои богатые платья. Но, кроме овец да индюшек, никто не видел принцессы в ее на­рядах. Все видели ее в гадкой ослиной шкуре и так и прозвали ее — Ослиная Шкура.  

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

Случилось как-то, что молодой королевич возвращался с охоты и заехал отдохнуть в тот дом, где Ослиная Шкура жила в работницах. Он от­дохнул немного, а потом принялся бродить по дому и по двору.

Случайно он забрел в темный коридор. В конце коридора находилась запертая дверь. Королевич был очень любопытен, и ему захотелось узнать, кто живет за этой дверью. Он заглянул в щелку. Каково же было его удивление, когда он увидал в маленькой тесной комнатушке прекрасную на­рядную принцессу! Он побежал к хозяйке узнать, кто живет в этой комнатушке.

Ему сказали, что там живет девчонка Осли­ная Шкура, названная так потому, что она вме­сто платья носит ослиную шкуру, до того гряз­ную и засаленную, что никто не хочет ни смо­треть на нее, ни говорить с нею. Взяли же Осли­ную Шкуру в этот дом для того, чтобы она пасла овец да чистила свиные корыта.

Больше королевич ничего не узнал. Он воз­вратился во дворец, но не мог забыть красавицу, которую случайно увидел в дверную щелку. Он жалел, что не зашел тогда в комнату и не позна­комился с ней.

Королевич дал себе слово в другой раз непре­менно сделать это.

Думая беспрерывно о чудесной красавице, коро­левич тяжело заболел. Мать и отец его были в отчая­нии. Они призвали докторов, но доктора ничего не могли сделать. Наконец, они сказали королеве, что, наверное, ее сын заболел от какого-то большого горя. Королева стала расспрашивать сына, что с ним случилось, но он ничего не отвечал ей. Но ко­гда королева встала на колени и начала плакать, он сказал:

— Я хочу, чтобы Ослиная Шкура испекла пирог и принесла его, как только он будет готов!

Королева удивилась такому странному жела­нию. Она позвала придворных и спросила, кто такая эта Ослиная Шкура.

— Ах, это гадкая грязнушка! — объяснил один придворный. — Она живет недалеко отсюда и пасет овец и индюшек!

— Ну, кто бы ни была эта Ослиная Шкура, — сказала королева, — пусть она сейчас же испечет пирог для королевича!

Придворные побежали к Ослиной Шкуре и передали ей приказание королевы, добавив, чтобы она исполнила его как можно лучше и быстрее. 

Принцесса заперлась в своей комнатушке, сбро­сила ослиную шкуру, вымыла лицо и руки, надела чистое платье и принялась готовить пирог. Муку она взяла самую лучшую, а масло и яйца самые свежие.

Замешивая тесто, нарочно или нечаянно, она сронила с пальца колечко. Оно упало в тесто да там и осталось. А когда пирог испекся, принцесса напялила на себя противную шкуру, вышла из комнаты, подала пирог придворному и спросила его, идти ли ей с ним к королевичу. Но придвор­ный даже не захотел отвечать ей и побежал с пи­рогом во дворец.

Королевич выхватил пирог из рук придворного и принялся есть его так поспешно, что все док­тора качали головами и разводили руками.

— Мало хорошего предвещает такая стреми­тельность! — говорили они.

И правда, королевич ел пирог с такой жадночтью, что чуть не подавился кольцом, которое оказалось в одном из кусков пирога. Но короле­вич быстро вынул колечко изо рта и после того стал кушать пирог уже не так поспешно. Он дол­го рассматривал колечко. Оно было такое малень­кое, что могло прийтись впору только самому хо­рошенькому пальчику на свете. Королевич то и дело целовал колечко, потом спрятал его под
по­душку и доставал оттуда всякую минуту, когда думал, что на него никто не смотрит.

Все это время он думал об Ослиной Шкуре, но вслух говорить о ней боялся. Поэтому болезнь его усиливалась, и доктора не знали, что и поду­мать. Наконец, они объявили королеве, что сын ее болен от любви. Королева бросилась к сыну вместе с королем, который тоже был огорчен и расстроен.

— Сын мой, — сказал опечаленный король, — назови нам девушку, которую ты любишь. Обе­щаем, что женим тебя на ней, будь она даже са­мая последняя служанка!

Королева, обнимая сына, подтвердила обеща­ние короля. Королевич, растроганный слезами и добротой своих родителей, сказал им:

— Дорогие отец и мать! Я и сам не знаю, кто та девушка, которую я так горячо полю­бил. Я женюсь на той, которой это колечко будет впору, кто бы она ни была.

И он вынул из-под подушки колечко Ослиной Шкуры и показал его королю и королеве.

Король с королевой взяли колечко, с любопыт­ством рассматривали его и, решив, что такое колечко может прийтись на пальчик только самой прекрасной девушки, согласились с королевичем.

Король приказал немедленно ударить в бара­баны и разослать по всему городу скороходов, чтобы они созывали во дворец всех девушек при­меривать колечко.

Скороходы бегали по улицам и возглашали, что девушка, которой колечко придется впору, вый­дет замуж за молодого королевича.

Сначала во дворец явились принцессы, затем придворные дамы, но, сколько они ни старались сделать свои пальцы потоньше, ни одна не могла надеть колечка. Пришлось пригласить швеек. Они были хорошенькие, но пальцы их были слишком толсты и не пролезали в колечко.

Наконец, очередь дошла до служанок, но и их также постигла неудача. Все уже перепробовали кольцо. Никому оно не приходилось впору! Тогда королевич приказал призвать кухарок, судомоек, свинопасок. Их привели, но их огрубевшие от работы пальцы не могли пролезть в колечко дальше ногтя.

— А приводили ли эту Ослиную Шкуру, ко­торая недавно испекла мне пирог? — спросил ко­ролевич.

Придворные захохотали и ответили ему, что Ослиную Шкуру не позвали во дворец, потому что она слишком грязная и противная.

— Сейчас же послать за нею! — приказал король.

Тогда придворные, посмеиваясь втихомолку, побежали за Ослиной Шкурой.

Принцесса слышала бой барабанов и возгласы скороходов и догадалась, что всю эту суматоху подняло ее колечко. Она очень обрадовалась, когда увидала, что идут за нею. Она поскорее причесалась и нарядилась в платье лунного цвета. Как только принцесса услыхала, что стучатся в дверь и зовут ее к королевичу, она поспешно накинула поверх платья ослиную шкуру и отво­рила дверь.

Придворные с насмешками объявили Ослиной Шкуре, что король хочет женить на ней своего сына, и повели ее во дворец.

Удивленный необычайным видом Ослиной Шкуры, королевич не мог поверить, что это та са­мая девушка, которую он видел такой прекрасной и нарядной сквозь дверную щелку. Опечаленный и смущенный, коррлевич спросил ее:

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

— Это вы живете в конце темного коридора, в том большом доме, куда я недавно заезжал с охоты? 

— Да, — отвечала она.

— Покажите мне вашу руку, — продолжал ко­ролевич.

Каково же было изумление короля и королевы и всех придворных, когда из-под черной, запач­канной шкуры показалась маленькая нежная руч­ка и когда кольцо пришлось впору девушке. Тут принцесса сбросила с себя ослиную шкуру. Ко­ролевич, пораженный ее красотой, забыл о своей болезни и бросился к ее ногам, не помня себя от радости.

Король и королева тоже стали обнимать ее и спрашивали, хочет ли она выйти замуж за их сына.

Принцесса, смущенная всем этим, только было собралась что-то сказать, как вдруг потолок рас­крылся, и в зал на колеснице из сиреневых цве­тов и веток, от которых она и получила свое имя, спустилась волшебница Сирень и рассказала всем присутствующим историю принцессы.

Король и королева, выслушав рассказ волшеб­ницы, еще больше полюбили принцессу и сейчас жге выдали ее замуж за своего сына.

На свадьбу съехались короли разных стран. Одни ехали в каретах, другие верхом, а самые дальние на слонах, на тиграх, на орлах.

Свадьбу отпраздновали с роскошью и пышно­стью, какую только можно себе представить. Но королевич и его молодая жена обращали мало внимания на все это великолепие: они смотрели только друг на друга и только друг друга и ви­дели.

 

 

СИНЯЯ БОРОДА

(Шарль Перро)

в перессказе для детей М.А. Булатова

 

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэДавно-давно жид один человек. Он был очень богат: у него были прекрасные дома, множество слуг, золотая и серебряная посуда, золоченые кареты и великолепные кони. Но, к несчастью, бо­рода у этого человека была синяя. Эта борода делала его таким безобразным и страшным, что все девушки и женщнпы, увидав его, пугались и прятались по домам. Человеку этому дали про­звище — Синяя Борода.

У одной его соседки было две дочери, заме­чательные красавицы. Синяя Борода захотел жениться на одной из них и сказал матери, чтобы она отдала за него замуж все равно какую. Но ни одна из сестер не соглашалась выйти замуж за человека с синей бородой. Их пугало еще и то, что у него уже было несколько жен, но все они куда-то исчезли, и никто на свете не знал, что с ними сталось.

Чтобы девушки могли получше с ним позна­комиться, Синяя Борода повез их вместе с ма­терью, подругами и несколькими молодыми сосе­дями в свой загородный замок и пробыл там с ними целую неделю.

Гости проводили время очень весело: они гу­ляли, ездили на охоту, пировали целые ночи на­пролет, забыв о сне.

Синяя Борода веселился вместе со всеми, шу­тил, танцевал и был так добр, что младшая де­вушка перестала бояться его бороды и согласи­лась выйти за него замуж.

Свадьбу сыграли тотчас же по возвращении в город, и младшая сестра переехала в замок Си­ней Бороды.

Через месяц после свадьбы Синяя Борода ска­зал своей жене, что он должен надолго уехать по очень важному делу.

Он нежно простился с женой и уговаривал ее не скучать без него, а веселиться, как ей вздумается.

— Вот, — сказал он, — ключи от двух больших кладовых; вот ключи от шкафа с золотой и се­ребряной посудой; этот ключ от сундуков с день­гами; этот — от ящиков с драгоценными камнями. Вот ключ, которым можно отпереть все комнаты. Вот, наконец, еще один маленький ключик. Он от­пирает комнату, которая находится внизу, в са­мом конце темного коридора. Открывай все, хо­ди повсюду, но строго-настрого запрещаю тебе входить в эту маленькую комнатку. Если же ты не послушаешь меня и отопрешь ее, тебя ждет самое страшное наказание!

Жена обещала Синей Бороде в точности ис­полнить все его наставления. Он поцеловал ее, сел в карету и уехал.

Как только Синяя Борода уехал, соседки и подруги прибежали к его жене. Они хотели по­скорее увидать его несметные богатства. При нем они боялись приходить: его синяя борода их очень пугала. Подруги тотчас отправились осматривать все комнаты — кладовые и сокровищницы, — и уди­влению их конца не было: все им показалось таким великолепным и красивым!

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэСоседки и подруги без-умолку восхищались сокровищами Синей Бороды и завидовали его моло­дой жене. Но ее эти сокровища нисколько не зани­мали. Ее мучило сильное любопытство: ей хотелось отпереть маленькую комнатку в конце коридора.

"Ах, что такое находится в этой комнатке?" беспрестанно думала она.

Любопытство ее было так сильно, что она, на­конец, не выдержала. Оставив гостей, она побе­жала вниз по потайной лестнице. Прибежав к за­претной комнате, она остановилась: ей вспомни­лись приказания Синей Бороды, но удержаться она не могла. Она взяла ключ и, дрожа всем те­лом, отперла комнату.

Сначала жена Синей Бороды ничего не могла разобрать, потому что окна в комнате были за­крыты ставнями. Постояв немного и присмотре­вшись, она увидела на полу лужу крови и несколько мертвых женщин. Это были прежние жены Синей Бороды, которых он убил одну за другой.

Молодая женщина обезумела от ужаса и уронила из рук ключ. Опомнившись, она подняла его, за­перла дверь и, вся бледная, пошла в свою ком­нату.

Тут она заметила на ключе маленькое темное пятнышко — это была кровь. Она стала тереть ключ своим платком, но пятно не сходило. Она терла ключ песком, толченым кирпичом, скоблила ножом, но кровь не отчищалась; исчезая с одной стороны, она выступала на другой, потому что ключ этот был волшебный.

В тот же вечер неожиданно вернулся Синяя Борода. Жена выбежала ему навстречу, стала целовать его и притворялась, что очень рада его скорому возвращению.

Наутро Синяя Борода потребовал у жены ключи. Она подала ему ключи, но руки ее при этом так дрожали, что Синяя Борода сразу дога­дался обо всем, что произошло без него.

— Почему же ты дала мне не все ключи? — спросил Синяя Борода.— Где ключ от маленькой комнатушки?

— Я, наверно, оставила его у себя на столе, — отвечала жена.

— Принеси его сейчас же! — приказал Синяя Борода.

После разных отговорок жена, наконец, при­несла страшный ключ.

— Почему на ключе кровь? — спросил Синяя Борода.

— Не знаю, — отвечала бедная женщина и побелела, как снег.

— Ты не знаешь? — закричал Синяя Борода. — Ну, так я знаю! Ты заходила в запретную ком­нату. Хорошо же! Ты войдешь туда еще раз и останешься там навсегда, вместе с теми женщи­нами, которых ты там видела.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав ДорэБедняжка, рыдая, упала к ногам Синей Бороды и стала просить у него прощенья. Кажется, ка­мень тронулся бы слезами такой красавицы; но у Синей Бороды сердце было тверже всякого камня.

— Ты должна умереть, — сказал он, — и умрешь сейчас же!

— Если уж я должна непременно умереть, — сказала жена сквозь слезы, — так дай мне хоть попрощаться с сестрой.

— Даю тебе ровно пять минут, и ни секунды больше! — сказал Синяя Борода.

Бедная женщина пошла наверх в свою ком­нату и сказала сестре:

— Сестра моя Анна, где теперь наши братья? Они обещались навестить меня сегодня. Взойди на башню и посмотри, не едут ли они. Если ты увидишь их, подай знак, чтобы они торо­пились.

Сестра Анна взошла на башню, а бедняжка из своей комнаты спрашивала ее:

— Анна, сестра моя Анна! Ты ничего не ви­дишь?

Сестра отвечала:

— Я вижу, как солнце сияет и как трава зе­ленеет.

Между тем Синяя Борода, схватив огромную саблю, закричал изо всех сил:

— Иди сюда скорей! Твое время прошло!

— Сейчас, сейчас,— отвечала ему жена и еще раз крикнула: — Анна, сестра моя Анна! Ты ни­чего не видишь?

Сестра Анна отвечала:

— Я вижу только, как солнце сияет и как трава зеленеет.

— Скорее, — кричал Синяя Борода, — или я сам поднимусь наверх!

— Иду, иду! — отвечала ему жена и опять спрашивала сестру: — Анна, сестра моя Анна! Ты ничего не видишь?

— Я вижу большое облако пыли, которое при­ближается к нам, — отвечала сестра.

— Не братья ли это едут?

— Ах, нет, сестра! Это стадо баранов.

— Сойдешь ли ты, наконец? — завопил Синяя Борода.

— Подожди еще только одну минутку, — отве­чала его жена и опять спрашивала: — Анна, сестра моя Анна! Ты ничего не видишь?

— Я вижу двух всадников. Они скачут сю­да, но они еще очень далеко. Ах, — воскликнула она, — это наши братья! Я подаю им знак, чтоб они торопились!

Но тут Синяя Борода затопал ногами и под­нял такой крик, что весь дом задрожал. Бедная женщина сошла вниз и вся в слезах бросилась к его ногам.

— Никакие слезы теперь не помогут тебе! — грозно сказал Синяя Борода. — Ты должна уме­реть!

Он схватил ее одной рукой за волосы, дру­гой поднял свою страшную саблю.

— Дай мне пожить еще одну минутку! — про­шептала она.

— Нет, нет! — отвечал Синяя Борода.

Худ. Густав ДорэХуд. Густав Дорэ

И он уже собирался отрубить бедняжке голову. Но в этот момент у дверей раздался такой сильный стук, что Синяя Борода остановился и оглянулся.

Двери распахнулись, и в комнату ворвались братья несчастной женщины. Выхватив свои сабли, они бросились на Синюю Бороду.

Он узнал братьев своей жены и сейчас же пустился бежать. Но братья догнали его и, прежде чем он успел спу­ститься с крыльца, прокололи его своими саблями.

Затем они бросились обнимать и целовать полу­мертвую от испуга сестру.

Вскоре братья переехали в замок Синей Бо­роды и стали весело жить в нем, совсем не вспо­миная о Синей Бороде.

 

 

к содержанию