Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

ГЛОТОК ВОДЫ

(из книги А.В. Митяева "Шесть Иванов - шесть капитанов")

 

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинВ ту пору ещё не было пароходов, и плавали под парусом да на вёслах. В большом поморском селе жили тогда два парня: Андрей и Прошка. Они много знали из морского дела. Сёмгу ловили мережами, селёдку у нор­вежских берегов брали, ходили на баркасах промышлять во льдах тюленя.

Дружными были Андрей и Прошка. Поровну, без спо­ра делили добытое в море. На гуляньях обоим бывало весело: сколько песен один споёт, столько споёт другой. А девушки никак не могли рассудить, какой рыбак нра­вится им больше.

Но однажды пришлось Андрею и Прошке делить меж собой беду.

Застала их на море буря. Унесла она лодку далеко от берега.

Как далеко, парни не знали. Знали только, что в эту даль никто не приплывёт за ними, никто не найдёт их в этой дали.

Они не собирались в море надолго. Припасов взяли с собой мало. Скоро начали голодать. Был у них жбан с водой. Стали рыбаки воду беречь и считать на глотки. Глоток — Андрею. Глоток — Прошке. Человек может долго не есть, но не пить долго не может, без воды скорая смерть человеку. А Прошке и Андрею ох как не хоте­лось умирать!..

Андрей лежал в лодке у кормы, Прошка на носу. Меж­ду ними стоял жбан.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

Когда казалось поморам, что уже приходит смерть, они брали жбан и пили по глотку.

Глоток — Андрею.

Глоток — Прошке.

Пришёл день, когда оста­лось воды в жбане на два глотка ровно. Рыбаки посмот­рели друг на друга, словно прощаясь, и стало им очень жалко друг друга. Они за­плакали бы. Но нечем им бы­ло плакать, слёз не было у них. Слёзы ведь тоже вода.

— Ох, Андрей, Анд­рей!— заговорил Прошка.— Сколько воды кругом — це­лое море! А не напиться, будь оно, море, проклято! Хоть всё выпить — не напить­ся! Была бы моя воля, пре­вратил бы я его в кружку колодезной воды...

— Я много за кружку дал бы, — ответил Андрей, — и мережи свои, и дом... И всю рыбу, какую ловил бы, и зве­ря, какого добыл бы. А моря не отдал бы! Не моё оно, море. Нам с тобой смерть в нём, поморам смерть без него. Как они будут жить без моря, чем кормиться? Нет уж, пусть море будет вечно.

— Значит, не очень хо­чешь ты пить, если говоришь так, — прохрипел Прошка.— У тебя, верно, глотки больше, чем мои. И ты больше меня выпил.

Тут схватил Прошка жбан, прижал его к губам и выпил свой глоток.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. Цейтлин

И чужой выпил.

Он долго ещё сосал гор­ловину жбана — пока не упал на дно лодки.

Андрей ничего не сказал товарищу. Может быть, он не знал, что сказать. Может быть, не хотел. А может быть, не было у него сил прошеп­тать слово.

...Случилось, на лодку на­ткнулись зверобои. Андрей и Прошка ещё были живы. Зве­робои выходили их, достави­ли домой.

Парни поправились.

Стали собираться снова в море.

А о том, что случилось у них, какой разговор тогда был, никому не сказали.

Провожать Андрея и Прошку пришло всё село. Все желали им удачи. Был час прилива. К берегу катилось море. Водяной вал выбегал на сушу и, разлившись, про­падал в песке, оставляя, как отметину своей силы, полосу пены. Тут же бежал новый вал, он гремел ещё сильнее, ещё дальше кидал на песок пену.

Андрей выбрал время, толкнул свою лодку навстречу волне. Лодка подскочила на гребне. Андрей ударил вёс­лами, сорвал лодку с гребня, и она понеслась в море.

И Прошка толкнул свою лодку. А вода ударила её под днище и выбросила на песок. Прошка стянул лодку с песка, снова толкнул. Вода опять отшвырнула лодку. В третий раз, когда показалось всем, что Прошка удержит­ся на гребне, с моря — из самой его глубины, что ли? — прикатился гремучий вал. Он ударил Прошкину лодку и выкинул далеко за чертой пены, за грядой камней на сухой луг.

Худ. Н. ЦейтлинХуд. Н. ЦейтлинПрошка поднялся на ноги, стёр мокрым рука­вом песок с лица, поглядел на поморов. Дети, испуганно озираясь, девушки, закрыв лица платками, побежали к до­мам. А старики стояли на месте и глядели в землю. Но вот и они пошли в село.

Знали поморы: если море не пускает к себе человека, значит, человек когда-то сильно обидел море. А тот, кто обидел море, может обидеть друга, даже может выпить его глоток воды, когда в этом глотке вся жизнь.

После этого ушёл Прошка в леса, и никто его больше не видел.

Но говорили, будто бы каждый год, когда море очи­щается ото льда и начинается весенний промысел, на берегу появляется человек, похожий на Прошку.

И как встанет этот человек у моря, море начинает гнать к бе­регу льдины, и на целую неделю снова наступают холода, от которых гибнут птицы, прилетевшие на взморье вить гнёзда.

 

Другие рассказы из книги А.В. Митяева "Шесть Иванов - шесть капитанов"

Шесть Иванов – шесть капитанов
Пингвины
Якорь
Белая шхуна
Почтовая бутылка
Муравей и космонавт
Кленовый осенник
Капля
Складной ножичек
На городском пруду
Сказка про трех пиратов
Волх Всеславьевич
Илья Муромец
Святогор
Сухман-богатырь
Добрыня Никитич
Добрыня и Настасья
Птичий пир
Секрет бабушки Бабуры
Ягоды
Горячий гвоздь
Агрономова дорога
Бык Магнит
Колокол
Засуха
Ночные страхи
Снег

 

к содержанию