Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ЗОЛОТАЯ ЧАША

Бурятская сказка

Худ. И. КузнецовХуд. И. Кузнецов

В старые, давние годы жил, рассказывают, хан Санад.

Однажды со всем своим народом решил он перей­ти в другие земли, где и места для жизни были удоб­нее и пастбища обширнее. Но путь до этих земель был долгий и тяжёлый.

Перед самым переходом хан Санад приказал убить всех стариков.

— Старики будут мешать нам в пути! — сказал хан.— Ни одного старика не должно быть с нами, ни одного старика не должно остаться в живых! Кто не выполнит этого моего приказа, будет жестоко на­казан!

Как ни тяжело было людям, пришлось им всё же выполнить жестокий ханский приказ. Все они боя­лись хана и ни в чём не смели его ослушаться.

Только один из подданных хана Санада, молодой Цырен, не стал убивать своего старика отца.

Сговорился он с отцом, что спрячет его в большой кожаный мешок и так, тайно от хана и всех других, перевезёт на новые места. А там — будь что будет.

Поднялся хан Санад со своим народом и со свои­ми стадами, отправился с юга на север — в далёкие земли. А вместе со всеми в большом кожаном мешке, переброшенном через спину лошади, ехал и старый отец Цырена.

Тайком от всех Цырен кормил и поил отца, а на привалах, когда было совсем темно, развязывал ме­шок и выпускал старика, чтобы он мог отдохнуть, рас­править затёкшие руки и ноги.

Так они шли долго и подошли к большому морю. Здесь хан Санад приказал остановиться на ночлег.

Один из приближённых хана подошёл к самому берегу моря и заметил, что на морском дне что-то блестит и светится. Пригляделся он и увидел, что это большая золотая чаша удивительной формы. Прибли­жённый немедля отправился к хану и доложил ему, что на дне моря, возле самого берега, лежит драго­ценная золотая чаша.

Хан Санад, не раздумывая, приказал сейчас же достать ему эту чашу. Но никто по своей воле не ре­шался нырнуть на дно моря.

Тогда хан приказал нырять за чашей по жребию.

Выпал жребий одному из людей хана. Нырнул он, а обратно не вынырнул.

Выпал жребий другому. Кинулся он с высокого обрывистого берега вниз, да так навсегда и остался в морской пучине...

Так погибло на дне моря много людей хана Санада.

Но безжалостный хан и не думал отказаться от своей затеи. По его приказу ныряли в море и погиба­ли там один за другим его покорные подданные.

Наконец выпал жребий нырять за чашей и моло­дому Цырену.

Пришёл он к тому месту, где спрятал своего от­ца, и стал с ним прощаться.

— Отец, — сказал Цырен, — прощай! Погибнем мы оба — и я и ты...

— Что такое случилось? Почему ты должен по­гибнуть? — спросил старик.

Цырен рассказал отцу, что, по жребию, должен он нырнуть в морскую пучину за чашей.

— А оттуда ещё никто не возвращался, — за­кончил он свой рассказ. — И вот я погибну по хан­скому веленью в море, а тебя найдут здесь и убьют слуги хана...

Выслушал это старик и сказал:

— Эх, вы! Так вы все утонете в море, а золотую чашу всё равно не достанете. Ведь чаша эта лежит не на дне моря! Видишь ты вон ту гору, которая вы­сится неподалёку от моря? Вот на вершине этой го­ры и стоит золотая чаша. То, что вы принимаете за чашу, — только её отражение. Как вы все не догада­лись об этом?

— Что же мне делать? — спросил Цырен.

— Поднимись на гору, найди чашу и принеси её хану. Найти её на горе нетрудно: по блеску чашу можно заметить издалека. Но может быть, чаша сто­ит на такой неприступной скале, на которую ты не сможешь взобраться. Тогда сделай вот что: дождись, пока на скале появятся козули, и пугни их. Козули бросятся бежать и столкнут чашу. Не теряй тогда времени — хватай её, не то она может упасть в глу­бокое тёмное ущелье!

Цырен сейчас же отправкдся к горе.

Нелегко ему было взобраться на вершину горы. Цеплялся он за кусты, за деревья, за острые камни, исцарапал в кровь лицо и руки, изодрал одежду. На­конец поднялся почти на самую вершину и уви­дел, что на высокой, неприступной скале сияет краси­вая золотая чаша.

Видит Цырен, что на скалу ему ни за что не взо­браться. Тогда он, по совету отца, стал поджидать, когда на скале появятся козули.

Ждать ему пришлось недолго: на скале появилось несколько козуль. Они спокойно стояли и смотрели вниз. Цырен крикнул что было силы. Козули стали в испуге метаться по скале и столкнули золотую чашу. Чаша покатилась вниз, и Цырен ловко подхватил её.

Весёлый и довольный, с чашей в руках, спустился он с горы, пришёл к хану Санаду и поставил перед ним чашу. Хан спросил его:

— Как ты достал эту чашу из моря?

— Я достал её не из моря,— ответил Цырен.— Я принёс её с вершины вон той горы. В море было только отражение этой чаши.

— Кто же тебе сказал об этом?

— Сам догадался,— ответил Цырен.

Хан больше ни о чём не стал расспрашивать и от­пустил его.

На другой день хан Санад со своим народом дви­нулся дальше.

Долго они шли и дошли до широкой пустынной земли. Солнце раскалило землю, выжгло всю траву, кругом не было ни реки, ни ручья. Люди и скот стали томиться от сильной жажды. Посланные ханом на поиски воды скакали во все стороны, но найти воду не могли — всюду была сухая, раскалённая земля. Ужас охватил людей. Они не знали, как им быть и что делать...

Тогда Цырен тайком пробрался к отцу:

— Отец, скажи, что нам делать? Ведь народ и скот гибнут без воды!

Старик сказал:

— Отпустите трёхгодовалую корову и проследите за ней. Где она остановится и будет нюхать землю, там копайте.

Цырен побежал и отпустил трёхгодовалую коро­ву. Корова низко опустила голову и стала бродить с места на место. Наконец она остановилась и стала шумно нюхать горячую землю.

— Копайте здесь! — сказал Цырен.

Люди принялись копать и скоро докопались до большого подземного источника. Хлынула холодная, чистая вода и потекла по земле. Напились все вволю, повеселели, ободрились.

Хан Санад призвал к себе Цырена и спросил его:

— Как ты мог найти подземный источник в этом засушливом месте?

Цырен сказал:

— Я нашёл его по приметам...

Напились, отдохнули люди и отправились дальше.

Много дней шли они и остановились на привал. Ночью неожиданно пошёл сильный дождь и залил огонь. Как ни бились люди, не могли развести огонь. Продрогшие, мокрые, они не знали, что им делать.

Наконец кто-то заметил на вершине далёкой горы огонёк костра.

Хан Санад дал приказ сейчас же отправиться на гору и принести огонь.

Люди бросились выполнять приказ хана. И один, и другой, и третий отправлялись на гору. Все они на­ходили костёр под густой елью и охотника, который грелся у этого костра. Все они брали горящую голов­ню, но донести её до своей стоянки не могли — голов­ня под дождём гасла.

Разгневался хан Санад и приказал казнить всех, кто ходил за огнём и не донёс его.

Пришёл черёд идти за огнём и Цырену. Пробрал­ся он к своему отцу и спросил:

— Отец, как донести огонь с горы до стоянки?

Старик сказал:

— Не бери горящие головни — они всё равно по­гаснут по дороге, или истлеют, или дождь их зальёт. Возьми с собою большой горшок, набери в него по­больше углей, и принесёшь огонь на стоянку!

Цырен сделал так, как научил его отец. Люди раз­вели костры, обогрелись, приготовили пищу.

Узнал хан, кто принёс огонь, и приказал Цырену явиться к нему.

Худ. И. КузнецовХуд. И. КузнецовКогда Цырен пришёл, хан Санад стал сердито кричать на него:

— Что же ты молчал до сих пор? Почему не сразу сказал, как надо донести огонь?

— Я и сам не знал...— ответил Цырен.

— А как же ты узнал потом? — спросил хан.

И он так долго допытывался, что Цырен наконец сознался, что все приказания хана он мог выполнить только благодаря советам своего старика отца.

— Где же твой отец? — спросил хан.

Цырен сказал:

— Всю дорогу я вёз его в большом кожаном мешке.

Тогда хан приказал привести старика и сказал ему: 

— Я отменяю свой приказ. Старики — не помеха молодым. У старости — мудрость. Можешь не пря­таться и ехать открыто вместе со всеми!

 

к содержанию