Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Волшебное слово

(В.Осеева)

 

Рис. М.АфанасьевойРис. М.АфанасьевойМаленький старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.

— Подвиньтесь, — сказал ему Павлик и присел на край.

Старик подвинулся и, взглянув на красное, сердитое лицо мальчика, сказал:

— С тобой что-то случилось?

—Ну и ладно! А вам-то что? — покосился на него Павлик.

— Мне ничего. А вот ты сейчас кричал, плакал, ссорился с кем-то.

— Ещё бы! — сердито буркнул мальчик.— Я скоро совсем убегу из дому.

— Убежишь?

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

— Убегу! Из-за одной Ленки убегу. — Павлик сжал кулаки.—Я ей сейчас чуть не поддал хорошенько! Ни одной краски не даёт! А у самой сколько!

— Не даёт? Ну, из-за этого убегать не стоит.

— Не только из-за этого. Бабушка за одну морков­ку из кухни меня прогнала. Прямо тряпкой, тряпкой...

Павлик засопел от обиды.

— Пустяки! —сказал старик. — Один поругает — другой пожалеет.

 

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

— Никто меня не жалеет! — крикнул Павлик. — Брат на лодке едет кататься, а меня не берёт. Я ему гово­рю: «Возьми лучше, всё равно я от тебя не отстану, вёсла утащу, сам в лодку залезу!»

Павлик стукнул кулаком по скамейке. И вдруг за­молчал.

— Что же не берёт тебя брат?

— А почему вы всё спрашиваете?

Старик разгладил длинную бороду:

— Я хочу тебе помочь. Есть такое волшебное сло­во...

Павлик раскрыл рот.

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

— Я скажу тебе это слово. Но помни: говорить его надо тихим голосом, глядя прямо в глаза тому, с кем говоришь. Помни —тихим голосом, глядя прямо в гла­за...

— А какое слово?

Старик наклонился к самому уху мальчика. Мягкая борода его коснулась Павликовой щеки. Он прошептал что-то и громко добавил:

— Это волшебное слово. Но не забудь, как нужно говорить его.

— Я попробую,— усмехнулся Павлик, — я сейчас же попробую.

Он вскочил и побежал домой.

Лена сидела за столом и рисовала. Краски — зелё­ные, синие, красные — лежали перед ней. Увидев Пав­лика, она сейчас же сгребла их в кучу и накрыла рукой.

«Обманул старик! —с досадой подумал мальчик.— Разве такая поймёт волшебное слово!»

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

Павлик боком подошёл к сестре и потянул её за рукав.

Сестра оглянулась.

Тогда, глядя ей в глаза, тихим голосом мальчик ска­зал:

— Лена, дай мне одну краску... пожалуйста...

Лена широко раскрыла глаза, пальцы её разжались, и, снимая руку со стола, она смущённо пробормотала:

— Ка-кую тебе?

— Мне синюю, — робко сказал Павлик.

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

Он взял краску, подержал её в руках, походил с нею по комнате и отдал сестре. Ему не нужна была краска. Он думал теперь только о волшебном слове.

«Пойду к бабушке. Она как раз стряпает. Прогонит или нет?»

Павлик отворил дверь в кухню. Старушка снимала с противня горячие пирожки. Внук подбежал к ней, обеими руками повернул к себе красное морщинистое лицо, заглянул в глаза и прошептал:

— Дай мне кусочек пирожка... пожалуйста.

Бабушка выпрямилась.

Волшебное слово так и засияло в каждой морщинке, в глазах, в улыбке.

— Горяченького... горяченького захотел, голубчик мой! — приговаривала она, выбирая самый лучший, румя­ный пирожок.

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

«Волшебник! Волшебник!» — повторял он про себя, вспоминая старика.

Павлик подпрыгнул от радости и расцеловал её в обе щеки.

За обедом Павлик сидел притихший и прислушивался к каждому слову брата. Когда брат сказал, что по­едет кататься на лодке, Павлик положил руку на его плечо и тихо попросил:

Рис. М. АфанасьевойРис. М. Афанасьевой

— Возьми меня, пожа­луйста.

За столом сразу все за­молчали. Брат поднял брови и усмехнулся.

— Возьми его, — вдруг сказала сестра. — Что тебе стоит!

— Ну отчего же не взять? — улыбнулась бабуш­ка.— Конечно, возьми.

— Пожалуйста, — повто­рил Павлик.

Брат громко засмеялся, потрепал мальчика по пле­чу, взъерошил ему волосы.

— Эх ты, путешественник! Ну ладно, собирайся.

«Помогло! Опять помогло!»

Павлик выскочил из-за стола и побежал на улицу. Но в сквере уже не было старика. Скамейка была пус­та, и только на песке остались начерченные зонтиком непонятные знаки.

  

к содержанию