Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

В Смольном
(А. Кононов)

Рассказы о В.И. Ленине

 

Худ. В.СкуридинХуд. В.СкуридинИз далёкой сибирской деревни ехал в Петроград старик крестья­нин. В дороге он всем рассказывал, что едет к Ленину. Ему надо поговорить с Лениным о крестьянской жизни.

Долго старик был в пути. Наконец приехал в Пет­роград.

Глядит, на улицах стоят рабочие с винтовками. Прошёл с музыкой полк солдат; впереди полка несли громадное красное знамя.

Старик подошёл к красногвардейцу и спросил:

— Это как следует понимать? Тот ответил:

— А так: теперь у нас — Советская власть.
Пошёл старик по улице, стал расспрашивать, где найти Ленина. Говорят:

— В Смольном.

Долго шёл он через весь город и пришёл к громад­ному дому.

Около дома горели костры, стояли пулемёты. У пу­лемётов прохаживались матросы и солдаты. Это и был Смольный.

Худ. В.СкуридинХуд. В.СкуридинПонравился старику один молоденький матрос. Он всё постукивал каблуками о мостовую, похлопывал рукой об руку — грелся: было холодно, с моря дул сильный ветер.

Старик сказал ему:

— Мне б Ленина повидать...

Матрос оглядел его с ног до головы и спросил:

— А тебе зачем надо к Ленину?

— Пришёл рассказать ему про свою жизнь.

Худ. В.СкуридинХуд. В.Скуридин— Иди, старик, к коменданту за пропуском,— ска­зал матрос и показал, куда идти.

На лестнице стояла очередь к коменданту. Широ­кие ступеньки были скользкие, грязные — видно, мно­го народу прошло по ним за день.

Комендант писал пропуска медленно: рука его привыкла к винтовке, перо он держал всеми пятью пальцами, неуверенно, с опаской.

Получил у него старик пропуск, пошёл искать Ленина.

В первом этаже Смольного рабочие и матросы по­лучали оружие. Они поодиночке подходили к высоко­му весёлому солдату, брали винтовку и патроны, рас­писывались и выходили во двор. Там строились в отряды и уходили. Где-то далеко громыхали пушки: под Петроградом шли бои.

Старик спросил высокого солдата, где Ленин.

Солдат улыбнулся и ответил:

— В тридцать шестой комнате.

У дверей тридцать шестой комнаты стояли на часах два красногвардейца: старый усатый рабочий в чёрном пальто и молодой парень в полу­шубке.

Старик сказал им:

— Мне б Ленина повидать.

Худ. В.СкуридинХуд. В.Скуридин

Усатый рабочий поглядел на старика и сказал:

— Ступай прямо по коридору. Ленин в большом зале будет выступать.

Только тут старик заметил, что все шли по коридо­ру в одну сторону. Он пошёл туда же и увидел в конце коридора белые, широко раскрытые двери. В дверях толпился народ.

Худ. В.СкуридинХуд. В.Скуридин

Старик стал пробираться вперёд. И только протис­нулся в зал, как раздался страшный шум. Старик не сразу понял, в чём дело. Пригляделся: кругом кричат, хлопают, машут шапками. И народ в этом нарядном зале всё больше простой: в шинелях, в полушубках, в матросских бушлатах.

И все кричат:

— Ленин! Лени-и-ин! Ленин!

Старик приподнялся на цыпочки и увидел в другом конце зала Ленина.

Владимир Ильич стоял на небольшом возвышении. Он ждал, когда стихнут крики. Потом поднял руку — требовал тишины.

Но зал шумел, не утихал.

— Ленин!.. Да здравствует Ленин!

Владимир Ильич нахмурился. Потом не выдер­жал — улыбнулся. Крики усилились ещё больше.

Ленин развёл руками. Подождал немножко. И опять поднял правую руку. Потом, видно, решил не обращать больше внимания на шум, наклонился впе­рёд и начал говорить.

И тогда сразу в зале стало тихо.

— Товарищи! — сказал Ленин.— Рабочая и кресть­янская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, совершилась...

Худ. В.СкуридинХуд. В.Скуридин

Ленин говорил о новой жизни, о Советской власти, о том, что войну надо кончать, что земля будет отнята у помещиков и отдана крестьянам.

Старик слушал. Каждое слово Владимира Ильича было ему понятно.

Кончил Ленин речь.

Старик вспомнил о своей деревне: надо там расска­зать о ленинских словах.

И он пошёл по коридору — искать широкую лест­ницу, что ведёт на улицу. 

Кто-то окликнул его. Это был молодой матрос, ко­торый стоял раньше около Смольного.

— Ну что, папаша, говорил ты с Лениным про свою жизнь? — спросил он, засмеявшись.

— Нет,— ответил старик.— Это Ленин говорил со мной про мою жизнь.

 

 

СУББОТНИК

(А. Кононов)

 

Худ. В.СкуридинХуд. В.СкуридинКто ездил в 1919—1920 годах по нашим железным дорогам, тот видел «кладбища паровозов». Так назывались мес­та, куда сваливались исковерканные паровозы. Во вре­мя гражданской войны они были разбиты снарядами и теперь лежали огромными грудами, брошенные как попало, беспомощные, колёсами кверху.

Было трудное время. Всюду виднелись следы вой­ны: взорванные мосты через реки, сожжённые дома в городах, разбитые паровозы на железных дорогах.

Советской стране приходилось заново строить своё хозяйство.

И тут началось великое дело: советские люди ста­ли собираться по праздникам или в будни — в свобод­ные от работы часы — и трудиться бесплатно, чтобы помочь своей стране.

Начали это дело рабочие-коммунисты Московско-Казанской железной дороги 10 мая 1919 года.

Они добровольно, по собственному желанию, при­нялись разбирать «кладбище паровозов», отыскивали уцелевшие части, разгружали поезда с углем и дрова­ми. Сперва такая добровольная работа делалась в кон­це недели, по субботам. Поэтому и дни, когда совет­ские люди собирались для такой работы, стали назы­ваться субботниками.

По примеру железнодорожников Московско-Казан­ской дороги стали проводить у себя субботники и рабо­чие других дорог, заводов и фабрик.

А день 1 Мая 1920 года был объявлен Всероссий­ским субботником. В этот праздничный день работали везде, начиная с Кремля и кончая рабочим посёлком где-нибудь в далёкой Сибири. Но на работу люди шли, как на праздник,— с оркестрами музыки.

В этот день в восемь часов утра в Кремле три раза подряд ударила пушка. Рабочие, служащие, курсанты Кремлёвской военной школы вышли на площадь.

Когда все выстроились в ряды, чтобы идти военным строем на работу, комендант Кремля сказал:

— Товарищ Ленин идёт принять участие в суббот­нике.

Владимир Ильич прошёл вперёд быстрыми шагами.

Комиссар военной школы попросил его занять мес­то впереди, справа, как старшему. Ленин сразу же стал, где ему указали.

Раздалась команда:

— Ряды, стройся!

И затем:

—Направо, шагом марш!

Худ. В.СкуридинХуд. В.СкуридинВсе пошли в ногу под музыку, по-военному, к тому месту Кремля, где были свалены брёвна, камни, мусор. Тут же валялись разбитые повозки; на земле видне­лись ямы от разорвавшихся снарядов. Всё это осталось здесь после сражения с белогвардейцами во время Октябрьской революции.

Нужно было за день очистить и привести в порядок всю Кремлёвскую площадь. 

Сначала взялись за брёвна. Каждое бревно прихо­дилось нести вдвоём, а то и вчетвером, если оно было очень большое. Ленин работал в паре с одним воен­ным. Тот всё старался подать Ленину тонкий конец бревна, а сам брался за толстый, более тяжёлый. Но Владимир Ильич сразу это заметил и стал первый браться за брёвна.

Тогда военный сказал:

— Мне двадцать восемь лет, а вам пятьдесят.

Ленин положил тяжёлый конец себе на плечо и усмехнулся:

— Вот вы и не спорьте со мной, если я старше.

Перетащили с площади все брёвна и взялись за огромные дубовые кряжи. Их клали на палки и несли вшестером. Это была нелёгкая работа; даже у привыч­ных рабочих по лицам текли крупные капли пота.

Теперь с Владимиром Ильичём работали три курсанта и двое рабочих.

Один рабочий глядел, глядел на Ленина и наконец сказал:

— Владимир Ильич! Мы без вас тут сами управим­ся, у вас есть дела поважней.

Владимир Ильич ответил:

— Сейчас это дело самое важное.

И от яркого солнца, оттого, что рядом работает то­варищ Ленин, все чувствовали: сегодняшняя трудная работа — это радостный праздник.

Каждый хотел отличиться в работе, слышны были шутки, смех, песни. Все старались не отстать от Ленина.

Наконец все устали и присели отдохнуть, покурить.

Худ. В.СкуридинХуд. В.СкуридинВладимир Ильич не курил да и отдыхать как будто не собирался. Он поглядывал то на часы, то на остав­шиеся дубовые кряжи и груды камней. Наконец всё-таки подсел к отдыхавшим товарищам. Кто-то пред­ложил ему закурить. Ленин отказался и рассказал, что он начал было курить, когда учился в гимназии, но скоро бросил и с тех пор не курит. Все рады были по­говорить с Владимиром Ильичём подольше, но он опять вынул часы: всё-таки, видно, он спешил куда-то.

После отдыха начали перетаскивать на носилках кучи камней и мусора.

Ленин торопился, старался работать ещё быстрей, но за несколько минут до конца субботника ему всё-таки пришлось уйти: сегодня его ждали на закладке памятника Карлу Марксу.

Да и работы на площади осталось уже немного.

Участники субботника быстро её закончили и ра­зошлись, усталые и очень довольные. Сегодня они сде­лали действительно важное дело — на следующий суб­ботник выйдет ещё больше народу: подымутся новые миллионы повсюду, по всей необъятной Советской стране.

 

к содержанию