Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова

 

 

Рассказы моей полянки

(Ю.Д. Дмитриев)

 

 

У меня есть полянка. Не моя собственная, ко­нечно. Она ничья. Она — в лесу. Я люблю при­ходить на эту полянку, потому что она очень красивая. А ещё потому, что она рассказывает мне много интересного.

 

 

 

 

КРАСНЫЙ И ЗЕЛЁНЫЙ

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаВот какой случай произо­шёл однажды на полянке.

На ветке куста встрети­лись два жука — красный и зе­лёный. Первого звали Божья коровка, второго — Бронзов­ка. Посмотрели жуки друг на друга, удивились. И красный жук спросил:

— Ты почему такой весь зелёный?

— Это чтоб в траве и на листьях меня было не видно.

— А зачем надо, чтоб тебя было не видно?

— А затем, чтоб птицы меня не съели.

— Вот чудак! — сказал красный жук. — Чтоб птицы не съели, надо быть, наобо­рот, очень заметным.

— Нет! — сказал зелёный жук.

— Да! — сказал красный.

— Нет! — замахал усиками зелёный жук. — Ты всё пере­путал!

— Это ты всё перепутал! — топнул ножкой красный.

Неизвестно, чем кончился бы этот спор. Но тут оба жу­ка увидели птицу. В тот же миг зелёный жук нырнул в траву, а красный остался сидеть на ветке.

Птица подлетела поближе и села на ветку. Посмотрела на красного жука одним глазом, по­крутила головой, потом посмотрела другим и от­вернулась. Нет уж! Вкусный жук не станет сидеть прямо на виду. Он обязательно спрячется. А этот сидит как ни в чём не бывало. Один раз она уже пробовала клюнуть такого храбреца. И на всю жизнь запомнила, какой он противный.

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова

Птица вспорхнула с ветки, несколько раз об­летела вокруг куста и стала кружить как раз над тем местом, где спрятался зелёный жук. А жук этот прижался к травинке, будто слился с ней. И замер — усиком не шевельнёт.

Птица его не заметила и полетела дальше.

— Вот видишь, — сказал зелёный жук, выле­зая из травы.

— Вот видишь, — ответил красный жук, спол­зая с ветки.

Больше они ничего не сказали друг другу и поползли в разные стороны по своим жучиным делам. Они так и не поняли, почему один из них прячется, а другой, наоборот, старается, чтоб его получше разглядели.

 

 

 

КАК ЛЕТАЕТ ПАУЧИШКА

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова— Бом!

Что-то толкнуло синий ко­локольчик, и он закачался. Это маленький паучишка упал на него откуда-то сверху.

Колокольчик обиделся:

— Ты зачем толкаешься?

— Я не нарочно, — сказал паучишка, — я летел и упал.

— Летел? — удивился ко­локольчик.— Без крыльев? Не может быть! Это мухи лета­ют, а пауки только ползают.

— Я тоже летел,— сказал паучишка, — честное слово!

— Как муха?

— Нет, как паук...

— Этого не может быть,— вмешался ландыш.

— Может! — сказал пау­чишка.

— Тогда покажи.

— А я хотел у вас на по­лянке пожить.

— Ну, прилетишь обратно.

— Нет, не прилечу. Взлететь-то я могу, а где сяду — не знаю.

— Так не бывает, — в один голос сказали ландыш и ко­локольчик, — просто ты не уме­ешь летать.

— Нет, умею!

— Нет, не умеешь!

— Ах так! — разозлился паучишка и стал быст­ро подниматься по травинке вверх.

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаДобежал он до верхушки, остановился, и тут рядом с ним появилась тоненькая ниточка. Это паучишка начал выпускать паутину. Ветер тут же подхватил её, будто хотел вырвать. Но паучиш­ка крепко держал свою паутинку. А она стано­вилась всё длиннее и длиннее. Паучишка уже с трудом удерживал её. Наконец цветы увидели, как ветер вырвал ниточку. Вырвал? Тогда где же паучишка? Нет, оказывается, не вырвал — под­хватил паутинку вместе с паучком.

Всё выше и выше, всё дальше и дальше не­сёт ветер паутинку. А вместе с ней, как на воз­душном шаре, летит паучишка.

Сюда он больше не вернулся — ветер унёс его на другую полянку. А на эту прилетели другие паучки.

Но теперь уже цветы больше не спрашивали — как это летают без крыльев.

 

 

СИНИЙ ШАЛАШИК

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаМушонок родился рано утром и сразу стал летать над полян­кой. До чего же хорошо! Сол­нышко светит! И еды сколько угодно: на каждом цветке слад­кий сок. А захочется пить — на нижних листьях цветов всегда найдётся капелька-росинка.

Весь день летал мушонок и не заметил, как подкрался ве­чер. Набежали тучи. Холодно стало мушонку. Страшно.

Он уже хотел заплакать, но в это время увидал бабочку.

— Эй, мушонок! — крикнула бабочка. — Лети за мной!

Мушонок сразу расхотел пла­кать и полетел за бабочкой.

Скоро они оказались около растеньица с синими, похожими на шалашик цветами. Бабочка быстро забралась в шалашик, а мушонок за ней. И сразу ему стало тепло. Повеселел мушо­нок. А когда повеселел, огля­делся вокруг. Но в темноте ни­чего не было видно. Только слышалось, как кто-то шевелит­ся, шуршит рядом. Догадался мушонок, что не один он тут.

Вдруг шалашик качнулся. Раз, другой. А потом что-то застучало снаружи. Сначала медленно, вот так: тук-тук-тук...

А потом всё быстрее: тук-тук-тук-тук...

И сразу мушонку почему-то захотелось спать. Не знал он, что это капли дождя стучат по кры­ше синего шалашика: кап-кап-кап...

А в шалашике слышно: тук-тук-тук...

Утром проснулся мушонок и удивился: всё во­круг стало голубым-преголубым. Это солнце про­свечивало сквозь тонкие стенки шалашика.

"Обязательно надо вечером вернуться сю­да", — подумал мушонок, взмахнул крылышками и вылетел из шалашика.

И опять он весь день весело и беззаботно летал над полянкой. А когда начало темнеть — полетел искать свой шалашик. Искал-искал, но так и не нашёл. Да где ж найдёшь его, если на полянке много таких шалашиков. И все похожи!

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова

Устал мушонок и забрался в первый попав­шийся. А там оказалось не хуже, чем во вчераш­нем.

Так и стал ночевать мушонок в синих шала­шиках. Часто вместе с ним ночевали и другие мушки, жучки, маленькие бабочки, комарики. Всех пускал к себе синий шалашик.

Такой уж это добрый цветок  — колокольчик.

 

 

ПУШИСТЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаПервым его увидел кузне­чик. Кузнечики — они такие: са­мих в траве не видно, потому что они зелёные, а что делает­ся вокруг — сразу замечают. Так вот, проснулся кузнечик и видит: сидит в траве серый пушистый комок — ушки прижал, глазками поводит и не шевелится. Очень похож на зайца. Только совсем маленький.

Удивился кузнечик, застре­котал, закричал на всю полянку:

— Посмотрите скорее! По­смотрите скорее! Посмотрите скорее!

Услыхал его мушонок, приле­тел и тоже удивился. Потом при­летела бабочка. Уселась на цве­ток рядом, посмотрела на серый комочек, сложила крылышки над головой и опять посмотрела.

Приполз жучок и долго гля­дел, шевеля усиками.

Последним прилетел толстый важный шмель. Он сел на тра­винку, и травинка под ним зака­чалась — вверх-вниз, вверх-вниз. Подождал шмель, пока травинка перестанет качаться, и спросил у комочка:

— Ты кто?

— Я зайчишка, — ответил серый ко­мок. — Я совсем маленький. Только сего­дня ночью родился.

— Чего же ты тут сидишь?

— Так мне мама велела,— ответил зай­чишка. — Она накормила меня, поцелова­ла и убежала навсегда...

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова— И правильно сделала, — сказал шмель важно. Он был очень умный и всё на свете знал. — Совершенно правильно, — повторил он, — зайцы всегда так делают. Если волк или лиса найдут след твоей мамы — она от них сможет удрать. А ты-то ведь бегать ещё не умеешь.

— Не умею, — вздохнул зайчишка.

— И прыгать не умеешь? — удивился кузнечик.

— Не умею.

— А я как только родился — сразу стал прыгать.

— И летать не умеешь? — спросил му­шонок.

— И летать не умею...

— Плохо тебе.

— Плохо, — согласился зайчишка, за­крыл глаза и ещё плотнее прижал уши.

— Ничего,— прогудел шмель, — дня че­рез три-четыре ты и бегать научишься, и прыгать....

— А летать? — перебил мушонок.

— Летать зайцам не обязательно,— строго посмотрел на него шмель, — но зато обязательно сейчас сидеть тихо и не шевелиться. Тогда волк или лисица не увидят и не учуют зайца, даже если близко подой­дут.

Шмель улетел. За ним улетели мушонок и ба­бочка. Уполз жучок. Только кузнечик остался рядом с зайчишкой.

На другое утро кузнечик опять увидел серый комок. Он сидел на том же самом месте.

Так было и на следующее утро. И ещё че­рез день. Но однажды кузнечик проснулся и не увидел серого комочка. Куда же он делся?

Спросил у мушонка, но мушонок не знал. Спро­сил у пробегавшего жука. Но и он не видел зай­чишку. И бабочка тоже не видела.

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаОтправился кузнечик искать шмеля — уж тот- то обязательно знает.

— Конечно, знаю, — сказал шмель. — Зайчиш­ка подрос и убежал. Теперь ему нечего боять­ся — у него есть быстрые ноги.

— А кто же его кормил всё это время?

— Никто, — ответил шмель.— Он поел один раз, когда родился. И этим был сыт все дни.

Давно это было. Зайчишка уже, наверное, стал большим взрослым зайцем. А на полянке всё ещё помнят о нём.

А кузнечик — он это никому не говорит, но я-то знаю — каждое утро, проснувшись, огля­дывается вокруг: а вдруг опять увидит серый пушистый комочек?

 

 

КТО ОХРАНЯЕТ МОЮ ПОЛЯНКУ

Рис. А КелейниковаРис. А КелейниковаОднажды над полянкой по­явились очень злые и очень вредные мухи.

— Дзынь, — заволновался ландыш, — плохо нам будет...

— Бом, — испуганно кив­нул колокольчик, но сказать ничего не успел: большая стрекоза как молния проле­тела над полянкой, и — раз! — одной мухи уже нет. Два! — нету другой. Не успели мухи опомниться, а стрекоза уже набросилась на третью, потом на четвёртую... Мухи вверх — и стрекоза вверх, мухи вниз — и стрекоза за ними. И пусти­лись мухи наутёк.

Стрекоза гнала их до са­мой опушки и вернулась. Про­летела над полянкой в один конец, потом — в другой, под­нялась повыше и оглядела всё вокруг. И только когда убедилась, что ни одной вред­ной мухи нет, успокоилась.

И цветы тоже успокои­лись: пока стрекоза здесь — враги не прорвутся.

А недавно случилось дру­гое: откуда-то появились кро­шечные, не больше запятой, насекомые — тли. Крошечные-то они крошечные, но их было столько, что прошло бы немного вре­мени, и на моей полянке не осталось ни цветов, ни травы: всё уничтожила бы тля. Она уже начала своё страшное дело. Но тут прилетели божьи ко­ровки. Они собрались сюда со всей полянки. А им на помощь прилетели божьи коровки с других полянок. Скорее! Надо спасать цветы и траву...

Мы с тобой придём в лес и увидим, что на полянке всё в порядке. И даже не догадаемся, что тут была битва не на жизнь, а на смерть!

Ну, а что, если враг нападёт на полянку ночью, когда спит стрекоза, когда спят божьи коровки?

Не бойся: полянку и ночью надёжно сторожат.

Едва стемнеет, на полянке появляются жуже­лицы — чёрные или тёмно-синие жуки с длинными ногами и сильными челюстями. Жужелицы вы­ползают из своих домиков — из-под камешков или из-под корней дерева.

Рис. А КелейниковаРис. А Келейникова

Они обходят полянку, всматриваясь в темно­ту: не притаилась ли где-нибудь вредная гусени­ца, которая хочет напасть на цветок; не спрятал­ся ли где-нибудь опасный и противный слизняк, который собирается грызть листья.

Спят цветы и мушки, спят бабочки и стре­козы. Только жужелицы не спят — они охраняют мою полянку.

 

к содержанию