Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Небо пало 

(Русская народная сказка в пересказе И.С. Соколова-Микитова)

 

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойЛежала на крыльце вязанка дров. Курица на дрова взлетела — вязанка по ступенькам рассыпалась.

Испугалась курица, закудахтала на весь двор. Бежит по двору, кудахчет:

— Небо пало! Небо пало! Небо пало!

— Тебе кто сказал? — спрашивает петух.

— Сама видела, сама слышала!

Поверил петух. Побежали вместе в тём­ный лес.

Встретили в лесу зайца.

— Небо пало! Небо пало! — кудахчет курица.

— Тебе кто сказал? — спра­шивает заяц.

— Сама видела, сама слы­шала!

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойПобежал с ними заяц. Бегут куда глаза смотрят, куда ноги несут. Навстречу серый волк.

— Небо пало! Небо пало! — кудахчет курица.

— Тебе кто сказал? — спра­шивает волк.

— Сама видела, сама слы­шала!

Поверил курице волк, побе­жал с ними. Выбежали на поля­ну, а навстречу лиса.

— Лиса-лисонька, небо пало!

— Тебе кто сказал? — спра­шивает лиса.

— Сама видела, сама слы­шала!

Побежала с ними и лиса.

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. Афанасьевой

Бежали звери, бежали, упали в глубокую яму, где люди на зиму репу прячут. Сидят в репной яме день, сидят другой, сидят тре­тий. Первым проголодался волк.

— Пересчитай-ка, кума, на­ши имена,— говорит лисе. — Чьё имя похуже, того съедим. 

— Лисицыно имечко хорошее,— стала считать лиса,— волково имечко хорошее, зайцево имечко хорошее, петухово имечко хорошее. Курицыно имя плохое!

Съели курицу волк и лиса.

А лиса не столько ест, сколько потрошки да куриные косточки под себя прячет.

Проголодался скоро волк, говорит лисе:

— Посчитай, кума, ещё раз имена. Чьё имя похуже, того съедим.

— Лисицыно имечко хорошее,— стала счи­тать лиса,— волково имечко хорошее, зайцево имечко хорошее. Петухово имя плохое!

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойСъели и петуха.

А лиса по-прежнему не столько ест, сколь­ко потрошки да косточки под себя прячет.

Опять проголодался прожорливый волк.

— Посчитай имена,— говорит лисе.— Чьё имя похуже, того съедим.

— Лисицыно имечко хорошее,— считает лиса,— волково имечко хорошее. Зайцево имя худое!

Съели и зайца.

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойОстались в яме волк и лисица. Волку голодно, а лиса знай из-под себя запасы выгребает да жуёт потихоньку.

Услыхал волк, спрашивает лису:

— Что ты, кумушка, жуёшь?

— Я свои потрошки, куманёк, жую,— отвечает лиса.— Грызу, жую да проглатываю.

„Ну-ка,— думает голодный волк,— попро­бую по-лисицыному!"

Прогрыз своё брюхо жадный волк, вы­пустил потроха.

А лисе того и надо. Земельку подрыла, тихонько из ямы выбралась. Побежала в лес, в нору, учить лисенят хитрым лисьим увёрткам.

 

 

Волк и лиса

(Русская народная сказка в пересказе И.С. Соколова-Микитова)

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. Афанасьевой

Жили волк и лиса. У волка избушка хво­ростяная, у лисички — ледяная. Пришла рос­тепель, у лисы избушка растаяла. Явилась лиса к волку на ночлег проситься:

— Пусти меня, куманёк, обогреться!

— Мала моя избушка,— говорит волк.— Одному повернуться негде. Куда тебя пущу?

Не пустил волк лису.

Явилась лиса другой раз, явилась третий. Заладила каждый день к волку ходить:

— Хоть на приступочку, куманёк, пусти!

Сжалился волк, пустил лису. Первую ночь лиса на приступочке спала, на вторую за­бралась в избу, а на третью на печи развалилась. Волк спит под печью внизу, а лиса на печи. И всю-то ночь сама с собой разго­воры разговаривает.

Услыхал волк, спрашивает:

— Кто у тебя, кума?

— Никого, куманёк, нету.

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. Афанасьевой

Легли спать, а лиса знай лапкой в печную трубу стучит: „Тук, тук, тук! Тук, тук, тук!" Проснулся волк:

— Выйди, кума, спроси: кто там стучится?

Вышла лиса в сени за дверь. А из сеней забралась в кладовушку, где волк запасы бе­рёг. Стала в кладовушке сметанку да маслице слизывать. Лижет и приговаривает:

— Хороша волкова сметанка! Вкусное маслице!

Вылизала всё маслице и сметанку, муку рассыпала. Вернулась на печь, облизывается.

— С кем ты, кумушка, в сенях разгова­ривала? — спрашивает волк.

— Это за мной послы приезжали,— отве­чает лиса.—Звали меня на свадьбу, на почестный пир. Да отказалась я ехать.

Поверил волк лисе.

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойУтром задумал волк блины печь. Говорит лисе: 

— Я буду дрова носить, печку топить. А ты сходи, кумушка, в кладовушку, посмотри там хорошенько. Было у меня и маслице и сметанка, была и мучица. Печку затопим, напечём блинков.

Пошла лиса в волкову кладовушку. Яви­лась из кладовушки, волку говорит:

— Я под старость слеповата стала, вижу плохо — ничего не нашла в твоей кладовушке. Сходи, куманёк, сам. 

Рис. Н. АфанасьевойРис. Н. АфанасьевойПошёл волк сам в свою кладовушку. На полочки посмотрел, под полочки поглядел: всё в кладовушке подлизано! Вернулся, спра­шивает у лисы:

— Не ты ли у меня, кумушка, сметанку и маслице слизала да муку рассыпала?

Стала отрекаться лиса:

— Я слепа и убога. Не видала маслица, не лизала сметанки, не рассыпала твоей муки!

Ещё раз поверил волк хитрой лисе, оста­вил в избушке жить до весны.

Жила лиса до весны, жила до холодной осени.

И теперь у волка в избушке живёт.

 

к содержанию