Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

ЛИПУНЮШКА

 

Липунюшка. Рис. А. БакулевскогоЛипунюшка. Рис. А. БакулевскогоЖил старик со старухою. У них не было детей. Старик поехал в поле пахать. А старуха осталась дома блины печь. Старуха напекла блинов и говорит:

- Если бы был у нас сын, он бы отцу бли­нов отнёс; а теперь с кем я пошлю?

Вдруг из хлопка(хлопок – здесь: пакля, очёсы льна) вылез маленький сыно­чек и говорит:

- Здравствуй, матушка!

А старуха и говорит:

Откуда ты, сыночек, взялся и как тебя звать?

А сыночек и говорит:

- Ты, матушка, отпряла хлопочек и положила в столбочек: я там и вывелся. А звать меня Липунюшкой. Дай, матушка, я отнесу блинов батюшке.

Старуха и говорит:

- Ты донесёшь ли, Липунюшка?

Липунюшка. Рис. А. БакулевскогоЛипунюшка. Рис. А. Бакулевского

- Донесу, матушка.

Старуха завязала блины в узелок и дала сыночку. Липунюшка взял узелок и побежал в поле.

В поле попалась ему на дороге кочка, он и кричит:

- Батюшка, батюшка, пересади меня через кочку! Я тебе блинов принёс.

Старик услыхал с поля — кто-то его зовёт, пошёл к сыну навстречу, пересадил его через кочку и говорит:

- Откуда ты, сынок?

А мальчик говорит:

- Я, батюшка, в хлопочке вывелся,— и подал отцу блинов.

Старик сел завтракать, а мальчик говорит:

- Дай, батюшка, я буду пахать.

А старик говорит:

- У тебя силы недостанет пахать.

А Липунюшка взялся за соху и стал пахать. Сам пашет и сам песни поёт.

Ехал мимо этого поля барин и увидал, что старик сидит завтракает, а лошадь одна пашет. Барин вышел из кареты и говорит старику:

Липунюшка. Рис. А. БакулевскогоЛипунюшка. Рис. А. Бакулевского- Как это у тебя, старик, лошадь одна па­шет?

А старик говорит:

- У меня там мальчик пашет, он и песни поёт.

Барин подошёл ближе, услыхал песни и увидал Липунюшку.

Барин и говорит:

- Старик! Продай мне мальчика.

А старик говорит:

- Нет, мне нельзя продать, у меня один только и есть.

А Липунюшка говорит старику:

- Продай, батюшка, я убегу от него. Мужик и продал мальчика за сто рублей.

Барин отдал деньги, взял мальчика, завернул его в платочек и положил в карман.

 Барин приехал домой и говорит жене:

- Я тебе радость привёз.

А жена говорит:

- Покажи, что такое?

Барин достал платочек из кармана, развернул его, а в платочке ничего нету: Липунюшка уж давно к отцу убежал.

 

   

ДЕВОЧКА И РАЗБОЙНИКИ

 

Девочка и разбойники. Рис. А. БакулевскогоДевочка и разбойники. Рис. А. БакулевскогоОдна девочка стерегла в поле корову. Пришли разбойники и увезли девочку. Разбойники привезли девочку в лес в дом и велели ей стряпать, убирать и шить. Девочка жила у разбойников, работала на них и не знала, как уйти.

Когда разбойники уходили, они запирали девочку. Раз ушли все разбойники и оставили девочку одну. Она принесла соломы, сделала из соломы куклу, надела на неё свои платья и посадила у окна. А сама вымазалась мёдом, вывалялась в перьях и стала похожа на страшную птицу. Она выскочила в окно и побежала. Только что она вышла на дорогу, видит — навстречу ей идут разбойники. Разбойники не узнали её и спро­сили:

- Чучело, что наша девочка делает?

А девочка и говорит:

- Она моет, готовит и шьёт, у окна разбойничков ждёт.

И сама ещё скорее побежала.

Разбойники пришли домой и видят у окна кто-то сидит. Они поклонились и говорят:

- Здравствуй, наша девочка, отопри нам, — и видят, что девочка не кланяется и молчит.

Они стали бранить куклу, а она всё не двигается и молчит. Тогда они сломали дверь н хотели убить девочку — и тут увидали, что это не девочка, а соломенная кукла. Разбойники её бросили и говорят: — Обманула нас девочка! А девочка пришла к реке, обмылась и пришла домой.

 

 

ТРИ МЕДВЕДЯ

Три медведя. Рис. А. БакулевскогоТри медведя. Рис. А. БакулевскогоОдна девочка ушла из дома в лес. В лесу а заблудилась и стала искать дорогу домой, не нашла, а пришла в лесу к домику. Дверь была отворена; она посмотрела в дверь, видит — в домике никого нет, и вошла, домике этом жили три медведя. Один медведь был отец, звали его Михаил Иваныч. Он был большой и лохматый. Другой была медведица. Она была поменьше, и звали её Настасья Петровна. Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка. Медведей не было дома, они ушли гулять по лесу.

В домике было две комнаты: одна столовая, другая спальня. Девочка вошла в столовую и увидела на столе три чашки с похлёбкой. Первая чашка, очень большая, была Михайлы Ивановичева; вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровнина; третья, синенькая чашечка, была Мишуткина. Подле каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.

Три медведя. Рис. А. БакулевскогоТри медведя. Рис. А. БакулевскогоДевочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки; потом взяла среднюю ложку и похлебала из средней чашки; потом взяла маленькую ложечку и похлебала из синенькой чашечки; и Мишуткина похлёбка ей показалась лучше всех.

Девочка захотела сесть и видит — у стола три стула: один большой — Михайлы Иваныча; другой поменьше — Настасьи Петровнин, и третий маленький, с синенькой подушечкой,— Мишуткин. Она полезла на большой стул и упала; потом села на средний стул, на нём было неловко; потом села на маленький стульчик и засмеялась: так было хорошо. Она взяла синенькую чашечку на колена и стала есть. Поела всю похлёбку и стала ка­чаться на стуле.

Стульчик проломился, и она упала на пол. Она встала, подняла стульчик и пошла в другую горницу. Там стояли три кровати:

одна большая — Михайлы Иванычева, другая средняя — Настасьи Петровнина, третья ма­ленькая— Мишенькина. Девочка легла в большую — ей было слишком просторно; легла в среднюю — было слишком высоко; легла в маленькую — кроватка пришлась ей как раз впору, и она заснула.

Три медведя. Рис. А. БакулевскогоТри медведя. Рис. А. Бакулевского

А медведи пришли домой голодные и захотели обедать. Большой медведь взял свою чашку, взглянул и заревел страшным голо­сом:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ?

Настасья Петровна посмотрела свою чашку и зарычала не так громко:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ?

А Мишутка увидал свою пустую чашечку и запищал тонким голосом:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ И ВСЕ ВЫХЛЕБАЛ?

Михайло Иваныч взглянул на свой стул и зарычал страшным голосом:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?

Три медведя. Рис. А. БакулевскогоТри медведя. Рис. А. Бакулевского

Настасья Петровна взглянула на свой стул и зарычала не так громко:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?

Мишутка взглянул на свой сломанный стульчик и пропищал:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СЛОМАЛ ЕГО?

Медведи пришли в другую горницу.

- КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ ЕЕ?—заревел Михайло Иваныч страшным голосом.

- КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ ЕЕ?—зарычала Настасья Петровна не так громко.

А Мишенька подставил скамеечку, полез в свою кроватку и запищал тонким голосом:

- КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ?

И вдруг он увидал девочку и завизжал так, как будто его режут:

— ВОТ ОНА! ДЕРЖИ, ДЕРЖИ! ВОТ ОНА! ВОТ ОНА! АЙ-Я-ЯЙ! ДЕРЖИ!

Он хотел её укусить. Девочка открыла глаза, увидела медведей и бросилась к окну. Окно было открыто, она выскочила в окно и убежала. И медведи не догнали её.

 

 

ДВА БРАТА

Два брата. Рис. А. БакулевскогоДва брата. Рис. А. БакулевскогоДва брата пошли вместе путешествовать. В полдень они легли отдохнуть в лесу. Когда они проснулись, то увидали — подле них лежит камень и на камне что-то написано. Они стали разбирать и прочли:

Кто найдёт этот камень, тот пускай идёт прямо в лес на восход солнца. В лесу придёт река; пускай плывёт через эту реку на другую сторону. Увидишь медведицу с медвежатами: отними медвежат у медведицы и беги без оглядки прямо в гору. На горе устоишь дом и в доме том найдёшь счастье.

Братья прочли, что было написано, и меньшой сказал:

- Давай пойдём вместе. Может быть, мы переплывём эту реку, донесём медвежат до дому и вместе найдём счастье.

Тогда старший сказал:

Два брата. Рис. А. БакулевскогоДва брата. Рис. А. Бакулевского

- Я не пойду в лес за медвежатами и тебе не советую.

Первое дело: никто не знает — правда ли написана на этом камне; может быть, всё это написано на смех. Да, может быть, мы и не так разобрали. Второе: если и правда написана — пойдём мы в лес, придёт ночь, мы не попадём на реку и заблудимся. Да если и найдём реку, как мы переплывём её? Может быть, она быстра и широка? Третье: если и переплывём реку — разве лёгкое дело отнять у медведицы медвежат: она нас задерёт, и мы, вместо счастья, пропадём ни за что. Четвёртое дело: если нам и удастся унести медвежат,— мы не добежим без отдыха в гору.

Главное же дело — не сказано: какое счастье мы найдём в этом доме? Может быть, нас там ждёт такое счастье, какого нам вовсе не нужно.

А меньшой сказал:

- По-моему, не так. Напрасно этого писать на камне не стали бы. И всё написано ясно. Первое дело: нам беды не будет, если и попытаемся. Второе дело: если мы не пойдём, кто-нибудь другой прочтёт надпись на камне и найдёт счастье, а мы останемся ни при чём. Третье дело: не потрудиться да не поработать — ничто в свете не радует. Четвёртое: не хочу я, чтоб подумали, что я чего-нибудь да побоялся.

Тогда старший сказал:

- И пословица говорит: искать большого счастья — малое потерять; да ещё: не сули журавля в небе, а дай синицу в руки.

Два брата. Рис. А. БакулевскогоДва брата. Рис. А. БакулевскогоА меньшой сказал:

- А я слыхал — волков бояться, в лес не ходить; да ещё: под лежачий камень вода не потечёт. По мне, надо идти.

Меньшой брат пошёл, а старший остался.

Как только меньшой брат вошёл в лес, он напал на реку, переплыл её и тут же на берегу увидал медведицу. Она спала. Он ухватил медвежат и побежал без оглядки на гору. Только что добежал доверху, — выходит ему навстречу народ: подвезли ему карету, по­везли в город и сделали царём.

Он царствовал пять лет. На шестой год пришёл на него войной другой царь, сильнее его; завоевал город и прогнал его. Тогда меньшой брат пошёл опять странствовать и пришёл к старшему брату.

Старший брат жил в деревне ни богато ни бедно. Братья обрадовались друг другу и стали рассказывать про свою жизнь.

Старший брат и говорит:

Вот и вышла моя правда: я всё время жил тихо и хорошо, а ты хошь и был царём, зато много горя видел. А меньшой сказал:

- Я не тужу, что пошёл тогда в лес на гору; хоть мне и плохо теперь, зато есть чем помянуть мою жизнь, а тебе и помянуть-то нечем.

 

 

ОРЕХОВАЯ ВЕТКА

Ореховая ветка. Рис. А. БакулевскогоОреховая ветка. Рис. А. Бакулевского

Жил богатый купец, и было у него три дочери. Собрался он ехать за товаром и спро­сил у дочерей: что им привезть? Старшая попросила бусы. Вторая попросила колечко, а меньшая говорит:

- Мне ничего не нужно. Если вспомнишь про меня, то привези ореховую ветку.

Купец уехал, сделал свои дела и купил старшей дочери бусы, второй — колечко. Едет он уже назад через большой лес и вспомнил, что меньшая ничего не просила, только ореховую ветку, и слез с повозки, и пошёл сорвать ореховую ветку. Вдруг видит — ореховая ветка и не простая, а на ней золотые орехи. Купец и думает: «Вот и моей меньшой умнице подарок», — нагнул ветку и сломил.

Вдруг, откуда ни взялся, медведь; схватил купца за руку и говорит:

- Ты как смел мою ветку ломать? Теперь я тебя съем.

Купец испугался и говорит:

Ореховая ветка. Рис. А. БакулевскогоОреховая ветка. Рис. А. Бакулевского

- Я бы не взял ветки, да меньшая дочь просила меня.

Медведь и говорит:

- Иди же домой, но помни: тот, кто тебя дома первый встретит, того ты мне отдай.

Купец обещался, и медведь отпустил его. Купец поехал дальше и приехал домой.

Только въехал во двор, бежит навстречу его любимая — меньшая дочь. Купец вспомнил, что он обещался медведю того, кто его первый встретит, и так и обмер.

Рассказал купец всё, что с ним было и что надо меньшую дочь медведю отдать. Стали все плакать. А мать говорит:

- Не плачьте, я знаю, что сделать. Когда медведь придёт за нашей дочкой, мы нарядим пастухову дочь и отдадим её вместо своей.

Раз сидят все дома и видят, что едет на дворе карета. Стали смотреть. Видят: из кареты вышел медведь. Вошёл медведь к купцу и говорит:

- Давай дочь.

Купец не знает, что сказать. А мать догадась, снарядила пастухову дочь и привела медведю. Медведь посадил её в карету и поехал. Только отъехали, медведь зарычал и хотел съесть пастухову дочь. Тогда она призналась, что она пастухова, а не купцова дочь.

Медведь вернулся к купцу и говорит:

Ореховая ветка. Рис. А. БакулевскогоОреховая ветка. Рис. А. Бакулевского- Ты меня обманул, давай настоящую дочь.

Поплакали, одели дочь, простились с нею и отдали медведю. Медведь посадил её в каре­ту и поехал. Ехали они, ехали; приехали в большой лес и остановились. Медведь вылез из кареты и сказал:

- Вот наш дом, иди за мной.

Ореховая ветка. Рис. А. БакулевскогоОреховая ветка. Рис. А. Бакулевского

Медведь влез в яму, девочка вошла за ним. Потом отворил медведь большую дверь и ввёл девочку в тёмный подвал и говорит:

- Иди за мной.

Девочка дрожала от страха и думала, что её конец пришёл; а всё-таки шла за медве­дем. Вдруг затрещало что-то, как гром, стало светло, и девочка видит, что она не в подвале, а в богатом дворце: светло, музыка играет и нарядные люди её встречают и ей кланяются, а рядом с ней молодой князь. Князь подошёл к ней и сказал:

- Я не медведь, а князь и хочу на тебе жениться.

Тогда послали за отцом и матерью, по­звали гостей и сыграли свадьбу. Жили они счастливо и всегда берегли ореховую ветку.

 

 

ПРАВЕДНЫЙ СУДЬЯ

Один алжирский царь Бауакас захотел сам узнать, правду ли ему говорили, что в одном из его городов есть праведный судья, что он сразу узнаёт правду и что от него ни один плут не может укрыться. Бауакас переоделся в купца и поехал верхом на ло­шади в тот город, где жил судья. У въезда в город к Бауакасу подошёл калека и стал просить милостыню. Бауакас подал ему и хотел ехать дальше, но калека уцепился ему за платье.

Праведный судья. Рис. А. БакулевскогоПраведный судья. Рис. А. Бакулевского

- Что тебе нужно? — спросил Бауакас.— Разве я не дал тебе милостыню?

- Милостыню ты дал, — сказал калека,— но ещё сделай милость —довези меня на твоей лошади до площади, а то лошади и верблюды как бы не раздавили меня.

Бауакас посадил калеку сзади себя и до­вёз его до площади. На площади Бауакас остановил лошадь. Но нищий не слезал. Бауакас сказал:

- Что ж сидишь, слезай, мы приехали.

А нищий сказал:

- Зачем слезать, — лошадь моя; а не хочешь добром отдать лошадь, пойдём к судье.

Народ собрался вокруг них и слушал, как они спорили; все закричали:

- Ступайте к судье, он вас рассудит.

Бауакас с калекой пошли к судье. В суде был народ, и судья вызывал по очереди тех, кого судил. Прежде чем черёд дошёл до Бауакаса, судья вызвал учёного и мужика: они судились за жену. Мужик говорил, что это его жена, а учёный говорил, что его жена. Судья выслушал их, помолчал и сказал:

- Оставьте женщину у меня, а сами при­ходите завтра.

Когда эти ушли, вошли мясник и масле­ник. Мясник был весь в крови, а масленик — в масле. Мясник держал в руке деньги, масленик— руку мясника. Мясник сказал:

- Я купил у этого человека масло и вы­нул кошелёк, чтобы расплатиться, а он схва­тил меня за руку и хотел отнять деньги. Так мы и пришли к тебе: я держу в руке кошелёк, а он держит меня за руку. Но деньги мои, а он — вор.

А масленик сказал:

- Это неправда. Мясник пришёл ко мне покупать масло. Когда я налил ему полный кувшин, он попросил меня разменять ему золотой. Я достал деньги и положил их на лавку, а он взял их и хотел бежать. Я поймал его за руку и привёл сюда.

Судья помолчал и сказал:

- Оставьте деньги здесь и приходите завтра.

Когда очередь дошла до Бауакаса и до калеки, Бауакас рассказал, как было дело. Судья выслушал его и спросил нищего. Нищий сказал: 

- Это всё неправда. Я ехал верхом через город, а он сидел на земле и просил меня подвезти его. Я посадил его на лошадь и довёз, куда ему нужно было; но он не хотел слезать и сказал, что лошадь его. Это неправ­да.

Судья подумал и сказал:

- Оставьте лошадь у меня и приходите завтра.

На другой день собралось много народа слушать, как рассудит судья.

Первые подошли учёный и мужик.

- Возьми свою жену, — сказал судья учёному, — а мужику дать пятьдесят палок.

Учёный взял свою жену, а мужика тут же наказали.

Потом судья вызвал мясника.

- Деньги твои, — сказал он мяснику; потом он указал на масленика и сказал: — А ему дать пятьдесят палок.

Тогда позвали Бауакаса и калеку.

- Узнаешь ты свою лошадь из двадцати других? — спросил судья Бауакаса.

-Узнаю.

- А ты?

- И я узнаю, — сказал калека.

- Иди за мной, — сказал судья Бауакасу.

Они вошли в конюшню. Бауакас сейчас же промеж других двадцати лошадей показал на свою. Потом судья вызвал калеку в конюшню и тоже велел ему указать на лошадь. Калека признал лошадь и показал её. Тогда судья сел на своё место и сказал Бауакасу:

- Лошадь твоя; возьми её. А калеке дать пятьдесят палок.

Праведный судья. Рис. А. БакулевскогоПраведный судья. Рис. А. БакулевскогоПосле суда судья пошёл домой, а Бауакас пошёл за ним.

- Что же ты, или недоволен моим реше­нием?— спросил судья.

- Нет, я доволен, — сказал Бауакас.— Только хотелось бы мне знать, почему ты узнал, что жена была учёного, а не мужика, что деньги были мясниковы, а не маслениковы и что лошадь была моя, а не нищего?

- Про женщину я узнал вот как: позвал её утром к себе и сказал ей: налей чернила в мою чернильницу. Она взяла чернильницу, вымыла её скоро и ловко и налила чернил. Стало быть, она привыкла это делать. Будь она жена мужика, она не сумела бы это сде­лать. Выходит, что учёный был прав. Про деньги я узнал вот как: положил я деньги в чашку с водой и сегодня утром посмотрел — всплыло ли на воде масло. Если бы деньги были маслениковы, то они были бы запач­каны его маслеными руками. На воде масла не было, стало быть, мясник говорит правду. Про лошадь узнать было труднее. Калека так же, как и ты, из двадцати лошадей сейчас указал на лошадь. Да я не для того приво­дил вас обоих в конюшню, чтобы видеть, уз­наете ли вы лошадь, а для того, чтобы ви­деть — кого из вас двоих узнает лошадь. Когда ты подошёл к ней, она обернула голову, потя­нулась к тебе; а когда калека тронул её, она прижала уши и подняла ногу. По этому я уз­нал, что ты настоящий хозяин лошади.

Тогда Бауакас сказал:

- Я не купец, а царь Бауакас. Я приехал сюда, чтобы видеть, правда ли то, что гово­рят про тебя. Я вижу теперь, что ты мудрый судья. Проси у меня, чего хочешь, я награжу тебя.

Судья сказал:

- Мне не нужно награды; я счастлив уже тем, что царь мой похвалил меня.

 вернуться к содержанию