Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

Карлсон вернулся

(А. Линдгрен)

 

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринРис. А. Савченко, Ю.Бутырин„Карлсон вернулся!" — так подумал Малыш, когда однажды в прихожей раз­дался звонок.

Карлсон никогда не зво­нил в дверь, потому что он всегда прилетал в окно, но Малышу очень хотелось, чтобы это был Карлсон, по­этому он так и подумал. Однако это был не Карлсон. Это была совсем незнако­мая тётя.

Дело в том, что папе с мамой не нравилось, что Малыш дружит с Карлсо­ном. Поэтому они дали объявление в газету, что по такому-то адресу требуется воспитательница для Малыша.

И вот теперь тётя предста­вилась громовым голосом:

—    Фрекен Бок. Кого тут надо воспитывать?

У неё был такой суровый, такой угрожающий вид, что Бимбо не выдержал и тявкнул. Фрекен Бок сказала:

—    Какая невоспитанная со­бака!

Потом она посмотрела на Малыша и добавила:

—    Ничего, и дети, и собаки у меня быстро становятся шёл­ковыми.

—    А вас,— заявила она па­пе с мамой,— прошу идти по своим делам и не мешать мне воспитывать ребёнка.

—    Но сперва,— сказала она папе, — бросьте курить. Это мо­жет вредно отразиться на моём здоровье.

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринРис. А. Савченко, Ю.БутыринФрекен Бок испекла очень вкусные плюш­ки, как раз такие, ка­кие Малыш любил; ему даже стало казаться, что это не так уж и плохо, когда тебя вос­питывают. Но едва он собрался сесть за стол, как Фрекен Бок спро­сила своим грозным голосом:

—    Руки мыл?

—    Мыл,— сказал Ма­лыш, хотя, по правде говоря, он мыл их толь­ко утром.

—   Вот и хорошо, — сказала Фрекен Бок. — Тогда иди заниматься.

—   Но я хочу пышек.

—   Детям мучное вредно,— отрезала Фрекен Бок.

Она втолкнула Малыша в его комнату и вдобавок ещё заперла дверь. Малыш колотил кулаками в эту запертую дверь до тех пор, пока не устал.

Тогда он сел на пол и заплакал, потому что почувст­вовал себя очень несчастным и одиноким. У него не было никого на свете, кроме Бимбо, который так и не научился летать.

Если человек несчастен по-настоящему, он не верит, что ему хоть когда-нибудь может снова быть хорошо. Вот и Малыш тоже не сра­зу поверил себе, услышав знакомый голос...

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринРис. А. Савченко, Ю.Бутырин—    Нет, так я не играю, — произнёс знакомый голос. — Я прилетел к тебе в гости, а ты ревёшь.

—    Карлсон!

Малыш понял, что Карлсон — самый настоящий друг, потому что он всегда появляется в трудную минуту, как раз тогда, когда он больше всего нужен.

— Карлсон!— закричал Малыш, и, надо сказать, что от радости закричал он, пожалуй, слишком даже громко...

—    Чего ты орешь? — возмутил­ся Карлсон.— Всю рыбу мне рас­пугаешь. И вообще я, наверное, теперь простужусь...

Он был обижен, но, услышав про Фрекен Бок и про то, что она заперла Малыша, сразу же успо­коился. Глазки у него заблестели, и он сказал:

—   Отгадай, кто лучший в мире воспитатель воспитательниц?..

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринРис. А. Савченко, Ю.БутыринА Фрекен Бок тем временем смотрела телевизор. Шла передача про жизнь привидений.

Вы, может быть, помните, как Малыш и Карл­сон гуляли по крышам и вдруг заметили двух жуликов, собиравшихся украсть с чердака бельё, которое там сушилось.

Карлсон закутался в простыню и оказался таким замечательным привидением, что жу­лики ужасно испугались и даже донесли сами на себя в полицию.

И вот теперь эти жулики рассказы­вали по телевизору именно эту исто­рию — бывают же такие совпадения. А Фрекен Бок очень им завидовала — из- за того, что они выступают по телеви­зору.

— Каким-то жуликам везёт,— ска­зала она вслух, когда выключила теле­визор.—А порядочные люди не могут встретить даже самое безобидное привидение.

И она пошла к Малышу, чтобы вы­пустить его из комнаты...

Но Малыша в комнате не оказалось. Фрекен Бок заглянула в шкаф и под кро­вать. Фрекен Бок искала под столом и да­же выглянула в окно, хотя оно было на пятом этаже.

Малыша нигде не было. Фре­кен Бок растерялась. И как тут не расте­ряться, если только что Малыш был, а теперь его вдруг нет?

Фрекен Бок сказала заискивающе:

—    Ну, хорошо, сдаюсь, вылезай.

Никто не вылез.

Фрекен Бок сказала:

—    Ну ладно, я зажмурюсь, а ты тог­да выйдешь. Договорились?

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринРис. А. Савченко, Ю.Бутырин

Она изо всех сил зажмурилась и вдобавок ещё сказала „ау".

Малыш всё равно не вылезал — ни из шкафа, ни из-под кровати.

Фрекен Бок зажмуривалась и говорила „ау", открывала глаза и снова зажмуривалась, а Малыша всё равно не было.

—    Ау, — сказала Фрекен Бок и, открыв глаза, вдруг увидела Малы­ша.

Он сидел в такой непринуж­дённой позе, как будто и не ду­мал никуда исчезать.

—    Это ты? — спросила Фрекен Бок.

—    Я,— сказал Малыш.

—    Ага, —сказала Фрекен Бок.

А больше она ничего не сказала. Она потихоньку вы­бралась из комнаты и пошла на кухню.

Увидев то, что было на кухне, Фрекен Бок подумала, что лучше бы ей сюда не за­глядывать. Она немного помол­чала, наблюдая, как её пылесос глотает плюшки, а потом спро­сила:

— Вам не нужно налить кофе?

Пылесос ничего не ответил, и тогда Фрекен Бок опять по­шла к Малышу.

В гостиной её остановило кресло. Кресло галантно сказало:

—    Мадам...

—    Я — мадемуазель, — прошептала Фрекен Бок.

—    Тогда разрешите вас прокатить, — сказало кресло, подхватывая Фрекен Бок и поднимая её в воздух.

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринаРис. А. Савченко, Ю.БутыринаТолько запершись в ванной, Фрекен Бок почувствовала себя в безопасности.

— Алло! — сказала она. — Алло, это телевидение? Приезжайте ско­рее! Я видела привидение и могу у вас выступить. Приезжайте, пока оно не убежало!

Знаете, если ваш пылесос глотает плюшки, а кресло хочет вас прокатить, то вы преспокойно можете спутать душ с телефоном.

Конечно, если бы Малыш и Карлсон могли предположить, что Фрекен Бок появится так скоро, они сумели бы подго­товиться. Но всё произошло слишком уж неожиданно.

—    Так это были вы, а? — грозно спросила Фрекен Бок.

Она на редкость быстро овла­дела собой.

—    Боже мой, что же я скажу телевидению?

Взрослые часто бывают не­справедливыми. Ну, скажите, пожалуйста, разве это обяза­тельно — шлёпать двух ни в чём не повинных людей только за то, что Фрекен Бок зря по­звонила на телевидение и те­перь не знает, что им сказать, когда они приедут?

Рис. А. Савченко, Ю.БутыринаРис. А. Савченко, Ю.Бутырина

—    А вы покажите им меня, — предложил Карлсон, увёрты­ваясь от Фрекен Бок.

—     Как будто им интересен какой-то мальчишка с пропел­лером!—прикрикнула Фрекен.— Да их на телевидении пруд пруди.

—    Но я же ещё и талантливый, — возразил Карлсон. — Отгадай­те, кто лучше всех в мире танцует?

И действительно: танцевал он так здорово, что Малыш и Фрекен Бок не выдержали и пустились в пляс.

И как всегда — на самом инте­ресном месте — раздался зво­нок в дверь. Это были папа и мама. Малыш даже обрадо­вался.

—  Вы не верите в Карлсона, да?!— закричал он.— Не верите? Тогда пойдёмте...

И он потянул их в свою комнату.

—      Я где же Карлсон? - спросил Малыш растерянно. _

—   Улетел, - обернувшись, сказала Фрекен Бок. - Милый, он обе­щал вернуться. Он вернётся обязательно...

  

Рисунки А. Савченко и Ю. Бутырина