Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

КАК РУБАШКА В ПОЛЕ ВЫРОСЛА

(К.Д. Ушинский)

 

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. МалинковскийВидела Таня, как отец её горстями разбрасывал по полю маленькие блестящие зёрна, и спрашивает: «Что ты, тятя, делаешь?» — «А вот сею ленок, дочка. Вырастет рубашка тебе и Васютке».

Задумалась Таня: никогда она не видала, чтобы рубашки в поле росли.

Недели через две покрылась полоска зелёною шел­ковистою травкой, и подумала Таня: «Хорошо, если бы у меня была такая рубашечка!»

Раза два мать и сёстры Тани приходили полоску полоть и всякий раз говорили девочке: «Славная у тебя рубашечка будет!»

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Прошло несколько недель: травка на полоске подня­лась, и на ней показались голубые цветочки. «У братца Васи такие глазки, — подумала Таня, — но рубашечек таких я ни на ком не видала».

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Когда цветочки опали, то на месте их показались зелёные головки. Когда головки забурели и подсохли, мать и сёстры Тани повыдёргивали весь лён с корнем, навязали снопиков и поставили их на поле просохнуть.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Когда лён просох, у него обмолотили головки, а по­том обмолоченный лён потопили в речке и наложили сверху камней, чтобы он не всплыл. С грустью смотре­ла Таня, как её рубашку топят.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

А сёстры ей опять сказали: «Славная у тебя, Таня, рубашечка будет!»

Недели через две вынули лён из речки, просушили и стали мять доской на гумне.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Потом колотили трепалом на дворе, так что от бед­ного льна летела кострика во все стороны.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Вытрепавши, лён стали чесать железным гребнем, пока он не сделался мягким и шелковистым.

«Славная у тебя рубашечка будет!» — опять сказали Тане сёстры.

Но Таня подумала: «Где же тут рубашка? Лён стал похож на волосики Васи, а не на рубашку».

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Настали длинные зимние вечера. Сёстры Тани наде­ли лён на гребни и стали из него нитки прясть. «Это нитки, —думает Таня, — а где же рубашка?»

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Прошли зима, весна и лето — настала осень. Мать установила в избе кросна, натянула на них основу и начала ткать. Забегал проворно челнок между нитками и тут уж сама Таня увидела, что из ниток выходит холст.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Когда холст был готов, стали его на морозе морозить, по снегу расстилать.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

А весной расстилали его по траве, на солнышке и взбрызгивали водою.

Худ. Б. МалинковскийХуд. Б. Малинковский

Сделался холст из серого белым.

Настала опять зима. Накроила мать из холста ру­башек.

Принялись сёстры рубашки шить и к декабрю на­дели на Таню и Васю новые, белые как снег, рубашечки.

 

к содержанию