Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
>

ЛАСТОЧКА

К.Д. Ушинский

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваМальчик осенью хотел разорить прилепленное под крышей гнездо ласточки, в котором хозяев уже не было: почуяв приближение холодов, они улетели.

— Не разоряй гнезда,— сказал мальчику отец,— весной ласточка опять прилетит, и ей будет приятно найти свой прежний домик.

Мальчик послушался отца.

Прошла зима, и в конце апреля пара острокры­лых, красивеньких птичек, весёлых, щебечущих, при­летела и стала носиться вокруг старого гнёздышка.

Работа закипела; ласточки таскали в носиках гли­ну и ил из ближнего ручья, и скоро гнёздышко, не­много попортившееся за зиму, было отделано зано­во. Потом ласточки стали таскать в гнездо то пух, то пёрышки, то стебелёк моха.

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваПрошло ещё несколько дней, и мальчик заметил, что уже только одна ласточка вылетает из гнезда, а другая остаётся в нём постоянно.

«Видно, наносила яичек и сидит теперь на них», — подумал мальчик.

В самом деле, недели через три из гнезда стали выглядывать крошечные головки. Как рад был те­перь мальчик, что не разорил гнёздышка!

Сидя на крылечке, он по целым часам смотрел, как заботливые птички носились по воздуху и ло­вили мух, комаров и мошек. Как быстро сновали они взад и вперёд, как неутомимо добывали пищу своим деткам!

 

 

ВЕТЕР И СОЛНЦЕ

К.Д. Ушинский

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваОднажды Солнце и сердитый северный Ветер за­теяли спор о том, кто из них сильнее. Долго спорили они и наконец решились помериться силами над пу­тешественником, который в это самое время ехал верхом по большой дороге.

— Посмотри, — сказал Ветер, — как я налечу на него: мигом сорву с него плащ.

Сказал и начал дуть что было мочи.

Но чем более старался Ветер, тем крепче заку­тывался путешественник в свой плащ: он ворчал на непогоду, но ехал всё дальше и дальше. 

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.Кузнецова

Ветер сердился, свирепел, осыпал бедного путника дождём и снегом. Проклиная Ветер, путешественник надел свой плащ в рукава и подвязался поясом. Тут уж Ветер и сам убедился, что ему плаща не сдёрнуть.

Солнце, видя бессилие своего соперника, улыбну­лось, выглянуло из-за облаков, обогрело, осушило землю, а вместе с тем и бедного полузамёрзшего путешественника. Почувствовав теплоту солнечных лучей, он приободрился, благословил Солнце, сам снял свой плащ, свернул его и привязал к седлу.

— Видишь ли, — сказало тогда кроткое Солнце сердитому Ветру, — лаской и добротой можно сде­лать гораздо более, чем гневом.

 

 

КАПУСТНАЯ БАБОЧКА

К.Д. Ушинский

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваМальчик поймал на огороде беленькую бабочку и принёс к отцу.

— Это превредная бабочка, — сказал отец,— если их разведётся много, то пропадёт наша капуста.

— Неужели эта бабочка такая жадная?—спра­шивает мальчик.

— Не самая бабочка, а её гусеница, — отвечал отец. — Бабочка эта нанесёт крохотных яичек, и из яичек выползут червячки: их-то и зовут гусеницами. Гусеница очень обжорлива: она только и делает, что ест да растёт. Когда она вырастет, то сделает­ся куколкой. Куколка не ест, не пьёт, лежит без дви­жения, а потом вылетит из неё бабочка, такая же, как вот эта. Так превращается всякая бабочка: из яичка в гусеницу, из гусеницы в куколку, из кукол­ки в бабочку, а бабочка нанесёт яичек и замрёт где-нибудь на листе.

 

 

КАКАЯ БЫВАЕТ РОСА НА ТРАВЕ

Л.Н.Толстой

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваКогда в солнечное утро, летом, пойдёшь в лес, то на нолях, в траве, видны алмазы. Все алмазы эти блестят и переливаются на солнце разными цве­тами и жёлтым, и красным, и синим. Когда по­дойдёшь ближе и разглядишь, что это такое, то уви­дишь, что это капли росы собрались в треугольных листах травы и блестят на солнце.

Листок этой травы внутри мохнат и пушист, как бархат. И капли катаются по листку и не мочат его.

Когда неосторожно сорвёшь листок с росинкой, то капелька скатится, как шарик светлый, и не уви­дишь, как проскользнёт мимо стебля. Бывало, сорвёшь такую чашечку, потихоньку поднесёшь ко рту и выпьешь росинку, и росинка эта вкуснее всякого напитка кажется.

 

 

ЛЕБЕДИ

Л.Н.Толстой

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваЛебеди стадом летели из холодной стороны в тёп­лые земли. Они летели через море. Они летели день и ночь, и другой день и другую ночь они летели, не отдыхая, над водою.

На небе был полный месяц, и лебеди далеко внизу под собой видели синеющую воду. Все лебеди уморились, махая крыльями; но они не останавливались и летели дальше.

Впереди лете­ли старые, сильные лебеди, сзади летели те, которые были моложе и слабее.

Один молодой лебедь летел позади всех. Силы его ослабели. Он взмахнул крыльями и не мог лететь дальше. Тогда он, рас­пустив крылья, пошёл вниз. Он ближе и ближе спу­скался к воде; а товарищи его дальше и дальше белелись в месячном свете.

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваЛебедь опустился на во­ду и сложил крылья. Море всколыхнулось под ним и покачало его. Стадо лебедей чуть виднелось белой чертой на светлом небе. И чуть слышно было в ти­шине, как звенели их крылья.

Когда они совсем скрылись из вида, лебедь загнул назад шею и закрыл глаза. Он не шевелился, и только море, поднимаясь и опускаясь широкой полосой, поднимало и опуска­ло его.

Перед зарёй лёгкий ветерок стал колыхать море. И вода плескала в белую грудь лебедя. Ле­бедь открыл глаза. На востоке краснела заря, и месяц и звёзды стали бледнее.

Лебедь вздохнул, вытянул шею и взмахнул крыльями, приподнялся и полетел, цепляя крыльями по воде. Он поднимался выше и выше и полетел один над тайными всколы­хавшимися волнами.

 

 

ПРОКАЗЫ СТАРУХИ ЗИМЫ

К.Д. Ушинский

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.КузнецоваРазозлилася старуха зима: задумала она всякое дыхание со света сжить. Прежде всего она стала до птиц добираться: надоели ей они своим криком и писком.

Подула зима холодом, посорвала листья с лесов и дубов и разметала их по дорогам. Некуда птицам деваться; стали они стайками собираться, думушку думать. Собрались, покричали и полетели за высокие горы, за синие моря, в тёплые страны. Остался воро­бей, и тот под стреху забился.

Видит зима, что птиц ей не догнать; накинулась на зверей. Запорошила снегом поля, завалила сугро­бами леса, одела деревья ледяной корой и посылает мороз за морозом. Идут морозы один другого злее, с ёлки на ёлку перепрыгивают, потрескивают да по­щёлкивают, зверей пугают. Не испугалися звери; у одних шубы тёплые, другие в глубокие норы запря­тались; белка в дупле орешки грызёт; медведь в берлоге лапу сосёт; заинька, прыгаючи, греется; а лошадки, коровки, овечки давным-давно в тёплых хлевах готовое сено жуют, тёплое пойло пьют.

Пуще злится зима — до рыб она добирается; по­сылает мороз за морозом, один другого лютее. Мо­розцы бойко бегут, молоточками громко постуки­вают: без клиньев, без подклинков по озёрам, по рекам мосты строят. Замёрзли реки и озёра, да толь­ко сверху; а рыба вся вглубь ушла: под ледяной кровлей ей ещё теплее.

Рис. Л.КузнецоваРис. Л.Кузнецова

«Ну, постой же, думает зима, — дойму я лю­дей», и шлёт мороз за морозом, один другого злее. Заволокли морозы узорами оконницы в окнах; сту­чат и в стены, и в двери, так что брёвна лопаются. А люди затопили печки, пекут себе блины горячие да над зимою посмеиваются. Случится кому за дро­вами в лес ехать – наденет он тулуп, валенки, рука­вицы тёплые да как примется топором махать, даже пот прошибёт. По дорогам, будто зиме на смех, обозы протянулись; от лошадей пар валит, извозчики ногами потопывают, рукавицами похлопывают, пле­чами подёргивают, морозцы похваливают.

Обиднее всего показалось зиме, что даже малые ребятишки — и те её не боятся! Катаются себе на коньках да на салазках, в снежки играют, баб ле­пят, горы строят, водой поливают да ещё мороз кличут: «Приди-ка пособить!» Щипнёт зима со зло­сти одного мальчугана за ухо, другого за нос, — да­же побелеет; а мальчик схватит снега, давай те­реть — и разгорится у него лицо, как огонь.

Видит зима, что ничем ей не взять, — заплакала со злости. Со стрех зимние слёзы закапали... видно, весна недалёко!

вернуться к содержанию